Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

Previous Entry Share Next Entry
Переход через Атлантику. Часть 2
Портрет
shchsg

                          Журнал атлантического похода яхты «Яммайя».

Экипаж:

Васильев Виталий. 33 года. Капитан. Россия. Москва.    Преподаватель.

Ардашев Вячеслав. Старпом. 44 года. Франция. Париж. Актер.

Алексей Бурка. Матрос.28 лет. Украина. Одесса. Водолаз. (В поход пойти не смог, по неотложным семейным обстоятельствам пришлось срочно уехать в Одессу из Кабо-Верде.)

         14 ноября, в 14 00 мы, наконец, вышли в океан из яхт-клуба Минделло.

Подошли к буксиру «Леопард» проститься с ребятами. Они угостили нас крепким кофе. Проводы были душевными. Когда прощались - у всех блестели глаза. Две недели на этом клочке земли мы выручали друг друга, как настоящие русские люди военного времени.

          Стемнело у траверза острова Сент - Антау. Ветер зашел на западный, после выправился на северный. У островов архипелага сильное течение наблюдается с юга. Дрейф при скорости в 5 узлов - 40 градусов.

Впереди началась первая, самая страшная ночь в океане. Мы прислушивались к каждому шороху и стуку, а ближе к утру наступило безразличие ко всему.

Яхта сама идет неплохо, главное, что от нас требуется - это не пораниться, не пересидеть на солнце и соблюдать все инструкции по безопасности и обслуживанию агрегатов оборудования.

           15 ноября. Пассат взял направление с северо-востока. Дует 3-5 баллов. Волна небольшая. Течение стало совпадать с нашим направлением движения, добавив нам узел к скорости. Сегодня к обеду поймали рыбу «Долфиния» (2 кг). Она оказалась на редкость вкусной. Погода немного меняется, на горизонте появились облачка.

          Ночь. Моя вахта. Второй день плавания. Жуткие ощущения отступают, но полностью не проходят. Включил компьютер, чтобы пообщаться с клавиатурой и своими мыслями. Выходил на палубу - не видно ни зги, только волны, вернее их гребни, проносятся мимо, отражаясь в свете габаритов. Слава чувствует то же самое, что вчера не давало покоя мне. Чувство страха. Ночью оно не отпускает, но мы надеемся, что скоро все – таки наступит единение с природой, которую мы так боимся, оставшись наедине в безгранично открытом пространстве.

          17 ноября 01. 00. по Москве. Завел генератор для подзарядки батарей. 3-х часов в день не хватает, чтобы сутки работали холодильники, габариты и прочая аппаратура. Приходится ему работать 2-3 часа днем и 2 часа ночью. Делаем зарядку генератора перед сном. Да, перед сном, потому что в Атлантике встретить кого-то - это праздник, а всматриваться в ночь ради призрака, который может появиться раз в две недели, нет смысла. Решили сбавить скорость до 5 узлов, чтобы не нагружать снасти и автопилот, спокойно себе идти в нужном направлении, беспечно погрузившись в сон в своих каютах, в то время как яхта в полной темноте спрыгивает с верхушек гребней океанских волн.

Сегодня акула перекусила стальной поводок в снастях и ушла. В целом рыбы не так много, как бы хотелось, хватает только на еду.

Вчера ночью, спасаясь от ночных кошмаров и качки на четырехметровых волнах, я включил музыку под тему обстановки и принялся ее слушать, заставляя себя воспринимать происходящее, как клип из программы «Дискавери». Стресс постепенно снялся. И после уже все время получал удовольствие от стихии, стали сниться хорошие сны.

         Луны нет уже четверо суток - это напрягает. Возможно вскоре, ближе к Карибским островам, она появится, и всё-таки будет освещать нам путь.

Философских мыслей пока в голову не приходит, видимо, организм всё ещё адаптируется к окружающей среде.

         18 ноября. Вечер. Сегодня ремонтировали генератор целый день. Причина оказалась простая: кто-то в нем копался в прошлую экспедицию и перепутал провода зарядки батарей, чудом заметили это.

К обеду на палубу выскочили 2 летучие рыбы, как раз кстати - мы их посолили, и получилось прекрасное суши.

Сегодня видели вдали корабль, пересекающий нам курс в 5 милях.

Постепенно выясняется, что на 17 градусе 50 минуте почти нет ветра, мы ползем на скорости в 3-3,5 узла. На волне паруса вытряхивают из себя остатки пассата. Немного тревожно, потому что продуктов у нас только на 20 дней. Может быть, ветер появится на другой широте. Спускаемся ползком на юг, ближе к экватору.

. Впервые появился кусочек луны, прямо по курсу.

          Ночь 19 ноября. Идет четвертый день плавания. Океан спокоен.

Вечер. Яхта идет почти по ровной глади, подгоняемая проснувшимся ветром. Я сижу с ноутбуком в полной темноте в каюте за столом и слушаю шум ветра в парусах, плеск разрезаемой волны. Трудно представить, что вокруг пустое водное пространство в радиусе почти тысячи километров. На глубине в 5 километров под килем миллионы различных существ живут своей жизнью, а мы пролетаем над всем этим, как на воздушном шаре. Тут у нас своя жизнь, свои задачи и свои понятия о мире. Но как они шатки в эти мгновения.

Со временем начинаешь понимать, что, придумывая в жизни себе множество миров, мы совсем не уделяем внимания тому миру, в котором живём в реальности, пока время нещадно отсчитывает годы.

        В голове пульсирует мысль: если жить человеку всей сутью своей в реальном, действительном мире, и быть в нем свободным, то судьбу, должно быть, можно изменить одной только мыслью. Человек может быть окружен множеством различных событий, планов, нужных и ненужных дел, и в то же время душа его тусклой свечой томится в темнице действительности. Чем старше, тем ближе мы становимся к реальному миру. Видимо поэтому некоторые не выдерживают действительности и создают себе много параллельных вариантов бытия, играя там чужие роли, радуясь сюжетам собственной театральной постановки.

На сегодня пройдено в пассате 370 миль, обратной дороги уже нет. Причина тому - течение и ветер, против которого под двигателем с запасом топлива на борту сделать это уже не возможно, а галсами идти против ветра и такого течения можно целый месяц.

Впереди еще 20 дней в бескрайнем просторе, 20 дней космического пространства, это много и мало. Столько ещё предстоит сделать, написать понять и пережить. Сейчас даже слышны стрелки часов, они мерно считают время нахождения на земле. Как хочется максимально использовать дарованное время, как оно ограничено. И хочется очистить жизнь от всего наносного и ненастоящего, что крадет время, казалось бы, по секундам, минутам, уводя нас от главного, от того, для чего мы пришли в этот мир.

Лаг отсчитывает уходящие за кормой мили, фосфорицирующие волны исчезают за кормой, отсчитывая свои мгновения. Мир замер. С каждой грядой удаляющихся волн пятую часть секунды можно отнимать от времени на судовых часах. Мы движемся на запад, где географическая разница во времени с Москвой составляет 8 часов.

9 ноября. День.17. 47"5 N,   032.40"7W. Пассат в этих местах, как и описывал Хейердал, опираясь на рукописи Колумба, идет полосами - коридорами. Между коридорами ветер поворачивает с севера или с юга силой в 4 балла, в центе потока ветер строго с востока и немного слабеет. Меняется и температура, она варьирует между 23 и 28 градусами. Температура воды, плотность планктона   в коридорах тоже меняется.

Волнение незначительное, вполне позволяет отдыхать на таких маршрутах людям, неравнодушным к морской болезни в разумных пределах. Многие яхтсмены в Минделло готовились к переходу через океан и совершили его полным семейным составом. Встретился даже катамаран из Сент - Мало, на котором детей было значительно больше, чем взрослых.

Сегодня попробуем поставить большие глубоководные воблеры на крупную рыбу. Ещё хотим  забросить сетку с мелкой ячейкой для ловли планктона. Хейердал пишет, что это очень вкусная штука, к тому же очень полезная для организма. Светящаяся масса из миллионов микроскопических рачков и другого прочего намазывается на хлеб. Запах и внешний вид ужасны, но если зажмурить нос и глаза, то по вкусу очень даже ничего, значит пропасть с голоду в океане невозможно.

21 ноября. Сегодня проснулся посреди ночи и обнаружил у себя в постели что- то шевелящееся, мягкое, липкое, острое. Вскочил, пытаясь найти выключатель, но в панике смог только выскочить из каюты. Через открытый иллюминатор, на полном ходу судна, ко мне влетела летучая рыба и долго билась под одеялом, пытаясь расправить плавники - крылья.

          Ночью решили позвонить и поздравить Свету с праздником. В Москве уже утро. Только спустя два часа в трубке, наконец, внятно послышались гудки ее мобильного. Оказывается, в сильную качку антенна телефона с трудом удерживает связь со спутниками. Разговор прерывался через каждые три слова. Она поняла, что с нами все в порядке, потому как звоним в день её рождения. По обрывкам слов было понятно, что у нее тоже все хорошо.

Вчера у нас кончились крючки на рыбу, но ни одной рыбы, достойной восхищения громадными размерами, так и не попалось. Сначала мы ставили на крючки леску, потом специальную жилку и, наконец, стальной проводок. Но к утру всё оказывалось перекушенным зубами чудо – рыбок, которые преследовали нас уже четыре дня.

Днем расплели трос 12 мм, вытащили из него сердечник 4 мм толщиной, изготовили 3 крючка из стального прута в 9 мм, заточили и изогнули, как изогнут мясной крюк на свинофермах. К стальному сердечнику привязали веревку в 50 метров с палец толщиной. Главное теперь, чтоб яхту рыбка за собой не утащила, если опять попадется ночью.

Вчера мы, наконец-таки, поймали коридор сильного ветра, теперь наша скорость с половинкой стакселя в 6, - 6,5 узлов. Вокруг появилось много рыбы. Удалось у носа яхты подстрелить тунца. Для этого мелко крошил сухари, чтобы крошки улетали далеко вперед и там оседали в воде, приманивая запахом. После подошла стая.

Теплую еще рыбу нарезали тонкими ломтиками, посолили и окропили лимоном. Вечером ужинали превосходным суши. Ничего лучше пробовать в жизни ещё не доводилось. Ни один ресторан, имеющий в меню суши не сможет похвастаться пойманным посреди Атлантики и «в живую» приготовленным на борту судна молодым тунцом.

Иногда, под настроение, посреди ночи, выключив габариты и убрав весь свет, отключаешь автопилот, разматываешь полностью закрутку генуи, чтобы поджечь форсажем парусов ход яхты, слетающей с многометровой водной горы. Несколько раз удавалось задержаться в гребне волны, в этот момент, конечно, судно так и ищет повод, чтобы уйти в сторону. Фосфорицирующие гребни других волн зависают на одном уровне, чувствуется движение и энергия, сосредоточенная в воде. Звезды сливаются с зелеными вспышками планктона и медуз. Такое ощущение, что попал в «нечто». Под соответствующую музыку, льющуюся из наушников, ощущение реальности совсем пропадает. В мозгу остаётся одно: удержать яхту в этом бурном светящемся потоке как можно дольше. И организм начинает сам инстинктивно настраиваться на это, как автопилот. Такое ощущение, что в этот момент в человеке просыпаются все его способности. Одна часть мозга, не переставая, крутит штурвал, другая - под музыку уносится за пределы Вселенной. Каким - то «третьим глазом» просыпается ориентация в пространстве в полной темноте на большой скорости. По блестящим вдали звездам определяешь маневр, по искрящимся в воде струям планктона ориентируешься, как слететь с одного гребня волны и забраться на другой. После часа такого серфинга и нечеловеческого восторга долго потом не уснуть от эмоционального перевозбуждения После таких экспериментов 15 лет слетают мгновенно.

Как же сложно потом будет жить без этих ощущений, каких каждый день преподносит океан! Интересно, удастся ли сохранить те изменения в своей сути после возвращения в обычную жизнь? Сохранится ли способность так многогранно чувствовать жизнь, как на борту яхты посреди океана? Если не удастся, то все - таки ориентир к достижению гармонии должен остаться в памяти, это точно.

Иногда кажется, что в океане происходит открытие психической основы человека. Внешние факторы активизируют все, что дремало долгие годы в подсознании, что составляло конструкцию психики. Ощущение детского счастья от ирреальности, от постоянного общения с живым информационным полем океана и его живыми организмами. Всё это высвобождает из человека основы психического фундамента, заложенные в детстве. В таком состоянии конструкция психики должна меняться, значит, при большом желании можно заложить совершенно любую конфигурацию сознания. Что можно сконфигурировать? Да все что угодно, смотря в каком направлении над собой работать, какие книги читать, как мыслить, что желать. С этим, в последствии и останется новая конфигурация сознания, возможно, на долгие годы.

Вывод прост: к атлантическому походу надо готовиться, чтобы понимать, с какой целью идешь на это. Для чего и почему человеку предстоит провести двадцать дней в измененном состоянии сознания и как из этого извлечь максимальную пользу для души и тела.

Конечно, то, что описывают люди, прошедшие океан - есть не более чем просто факты и события, возможно, некоторые размышления на бумаге. Но что действительно происходит в душе человека - не поддается никакому описанию и является фактом не сказуемым. Если этот феномен пытаешься объяснить, то сразу сталкиваешься с множеством противоречий и абсурдов. Возможно, как и все, что нельзя потрогать и объяснить, все неземное, и начинается с абсурдов и противоречий.

                23 ноября. 17.41"9 N,      040.30"6 W. Ветер 18 -20 узлов. Идем под зарифленной генуей 6-7 узлов.

Сегодня установили связь с домом. Настроили курс так, чтобы яхту меньше качало, и без особых проблем удалось поговорить с родными. До парусной школы опять дозвониться не получилось.

От ловли акул отказались и снасти убрали, после того, как несколько раз ловили себя на том, что без страховки передвигались по палубе в экстренных случаях. Если в этот момент случайно упасть за борт, то через несколько секунд можно попасться на собственные крючки и стать наживкой идущих за яхтой акул, приманивая их свежей кровью.

          26 ноября. 18.03"2 N, 045.33"59. Скорость 3,5 узла. Ветер на этой широте скис, опять надо спускаться на юг. Вчера была встреча с судном, удалось пообщаться и выяснить прогноз. Жизнь на борту идет по сложенному распорядку: моя вахта с 22.00 до 4.00 (утра), дальше заступает Слава. Он готовит еду утром. Завтракаем, включаем генератор для зарядки батарей, опреснителя, подогревателя воды и многого другого, далее расходимся по своим каютам читать книги. В обед занимаемся рыбалкой, загораем и уделяем час - другой занятию спортом, купанию. В 3 часа дня - самая жара. Это время более всего подходит для отдыха. Охотимся обычно с носа яхты - один выслеживает тунца с ружьем наготове, другой насаживает новую порцию мяса на крючки. Вечером пьём чай и расходимся по вахтам. У кого вахта, а у кого – подвахта. Занимаясь всеми этими занятиями, мы, по необходимости, выскакиваем и следим за настройкой парусов и курсом, заодно подбирая на палубе летучих рыб.

27 ноября. Все по старому, по распорядку. Сегодня встретили судно, но на связь выходить не стали. Ветер подул строго с юга, силой в 5 б. До Антигуа - 780 миль, до Пунта Каны - 1250, значит, уже половина пути пройдена. До берега идти ещё дней десять. Завтра поставим грот, чтобы идти быстрее. Рыба совсем перестала попадаться, даже за сыром не подплывает. Мы со Славой сегодня виделись только утром и вечером. Днём каждый сидит в своей каюте и читает, или копается в своих мыслях. Чувствуется, что оба устали друг от друга за 12 дней перехода. За кормой остался Тропик Рака, в этом месте погода должна немного измениться. Прошли шельф атлантический. Где-то тут, судя по запискам других путешественников, должна находиться американская военная база подводных лодок.

          28 ноября.18.02.0 N, 049.14.28 W. Дождь льет вторые сутки. Ночью шквалы, приходится вскакивать и сматывать геную, чтобы не положило яхту. Большая облачность, солнца не видно. Между шквалами штилевые полосы очень кратковременны. Такое ощущение, что находишься в Карелии, и за тучкой дождика вот-вот откроется скалистый берег. Скоро, к вечеру, останется 1000 миль до Пунта Каны. Скорость 5 - 5, 5 узла. Частые грозы на горизонте. Что удивительно, гроза без грома, на небе видны только вспышки молний с интервалами в 1 секунду. Порывы ветра ночью достигают такой силы, что приходится ставить штормовой стаксель и держать его все время до утра, чтобы внезапный ураганный порыв ветра не сломал мачту в 600 милях от берега.

          29 ноября. Сегодня днем был слабый ветерок, после вчерашней бессонной ночи нам удалось выспаться, теперь нагоняем время с вечерним ветром. Был очень красивый закат, который стрельнул в облака последним зеленым лучом, после чего на небе в течение часа все было зелено – багрово - кроваво красным. Такое красивое небо можно увидеть, наверное, только с самолета.

          Вечером починили холодильник, примерзло реле, поэтому он не мог отключаться и забирал много энергии у батарей.

          29 ноября. День. Ветер скис. Скорость - 3 узла. Ползем. За сегодняшний день пройдено 80 миль. Ночью было то же самое: тучи, порывистый ветер и штиль. Пришлось пройти по ровной зеркальной глади воды под двигателем, на самом малом газу, потому что просто болтаться в океане без движения даже несколько часов - нестерпимая мука. В зеркале воды отражалась луна. Почти полнолуние.

30 ноября. Подготовили всё необходимое для постановки спинакера, но, как назло, ветер подул сильнее, и необходимость в постановке отпала.

          3 декабря. Траверз Антигуа островов. До финиша 370 миль пути. С юга почти задеваем угол Бермудского треугольника. Погода тут не балует. Дует в 7 баллов, и течение. Волны громадных размеров с северо-востока. Мобилизуем все силы на финальный рывок. Предстоит пройти еще около 3 суток до Пунта - Каны. Хотелось бы успеть прийти ко дню рождения, к 6 декабря, но если будет опасно, то Бог с ним, встретим 33-летие в океане.

Луна еще светит, на востоке подолгу стоит красной, перед тем как показаться.

4 декабря. Траверз северного Виргинского острова. Легкая дымка в воздухе. По карте дистанция уже в 6 миль, но берега не видно. Начали сомневаться в нашем ЖПС, приемнике и в плоттере. Неужели такая ошибка может быть? За весь опыт доводилось видеть ошибки в пределах 200 метров, но чтоб настолько?! От одной мысли руки затряслись. До берега по карте 4,5 мили, но его не видно. Дымка рассеялась, и вокруг только ясный и чистый горизонт. Включаю радар, и он в пределах 24 миль тоже не видит земли. Точно ошибка в навигации! А что если мы находимся совсем в другой части океана? Снимаю координаты и перекладываю на карту - все правильно: находимся рядом с островом. Проделываю все эти операции несколько раз и не могу понять - в чем дело? Ясно одно - прибор выдает неправильные координаты, но как это фактически возможно? Вспоминаю, как определить по положению солнца долготу, чтобы иметь привязку, хоть примерную, к чему-то. Для определения долготы необходимо определить истинное время, за основу беру отсчет Гринвич с ЖПС. С помощью маятника пытаюсь измерить угол к солнцу. И тут сигналом срабатывает эхолот - глубина 50 метров. Выскакиваем в кокпит. Видим перед собой пляж, и редкие пальмы, почти вровень с водой. Оказалось, что высота острова не превышает по карте и 5 метров. Настройка радара позволяет улавливать предметы только высоко над водой, его специально настраивали так, чтобы не было помех при качке, и на экране отображались только корабли. Обратная рефракция скрыла из виду остров, насколько это было возможно злосчастному явлению. Наконец, земля! Впервые за 20 дней увидели землю! Несколько часов пристально смотрели в бинокль на полноправную человеческую обитель.

                  И вот время потекло со стремительной скоростью. Мозг включился в ритм обычной жизни, вспомнились все заброшенные дела и проблемы, стали выискиваться их решения. Процесс мышления пошел снова вспять . Как все - таки мало прошло времени! Осознание мира и себя только началось, и опять земля, и все с начала. Душа, оказавшись свободной и невесомой, только-только начала расправляться, обретая истинную, положенную ей оболочку....

И, все-таки, что-то неприкосновенным файлом осело в нас. Какой-то философский сон, длившийся в 20 дней, в котором мозг впервые за все прожитые годы взял тайм-аут. Впервые за все годы удалось, наконец, полностью осознать себя, набраться жизненных и творческих сил, чтобы снова, с максимальным кпд, на земле служить человечеству, перенося в бренный мир гармонию безбрежных просторов океана.

5 декабря. Траверз Пуэрто-Рико. Идем по банке Виргинских островов, глубина 50 метров. Появилось много рыб и светящегося планктона. Ночью в бинокль видны миллионы огней побережья. Запах земли одолевает. В воздухе чувствуются миллионы частиц земной жизни. Это мешает сосредоточить мысли на элементарном, навевая связанные с ним ассоциации. В океане нет посторонних запахов, есть только один и сильный - запах океана и воды, которым пропитано в яхте буквально всё. К нему привыкаешь, его не замечаешь.

Через несколько дней к этой среде адаптируешься, и все привычки земной жизни отступают. Организм начинает понимать, что это его постоянная среда обитания и начинает перестраиваться, переставляя в качестве главного всё первобытное человека, стремительно развивая новую конфигурацию интеллекта, которая тысячелетиями хранится в нас и не используется. Любопытно будет с таким набором приоритетов оказаться в обществе или хотя бы в метро мегаполиса…

          Со временем начинаешь чувствовать, что в каждом из нас лежит громадный заархивированный багаж всех заложенных природой качеств, умений и знаний всех вместе взятых на планете зверей, рыб и птиц. У нас есть аналитический разум, который может использовать все это, природное, для полноценной человеческой жизни на земле. Много тысячелетий назад этот разум повернул в сторону, отгородившись от природы, создав свою систему иерархий и строгих законов, идущих не по пути с законами природы. Человек пользуется сложнейшей техникой: радарами, спутниковой навигацией и системой оповещения прогноза погоды, в то время как перелетные птицы над нами летят стаей из Москвы в Канзас и попадают туда до прихода холодов. Человек пользуется сложной аппаратурой и системами вышек радиоволн в сетях коммуникаций, чтобы отправить ММС, а дельфины передают то же самое друг другу за считанные доли секунды, пользуясь только одними ощущениями.

6 декабря. Траверз западной оконечности острова Пуэрто-Рико (США). Ветер - 7 баллов, течение западное. Встречаются корабли, идущие из США в Южную Америку. По радиосвязи переговоры на разных акцентах английского, иногда пробивается испанская речь. Теперь глубины на карте в футах, топливо в галлонах, деньги в баксах, и даже электричество имеет другие мерки измерения. Некоторые каналы радиосвязи, согласно принятым нормам США, меняют свое назначение. В этом месте большинство яхтенных маршрутов поворачивают на Флориду - место бесконечного праздника.

Пунта Каны в новом чипе Раймариновских карт не оказалось, и мы решили немного придержать скорость яхты, чтобы к незнакомому месту для лучшей ориентировки подойти рано утром.

          7 декабря. На траверзе остров Испаньола , (Доминиканская республика) местечко Пунта Кана. Дистанция 5 миль. Подходим к незнакомому месту без карт. Дно прозрачное, видны коралловые рифы, поднимающиеся почти к самой поверхности воды из глубины в 15 метров. Глубины скачут от 15 до 6 метров. Подойти ближе не решаюсь, якорь бросить в таких каменных кустах тоже желания нет. Место по карте, распечатанной в Google, совсем не узнать. Остается ждать, пока кто-нибудь не зайдет или не выйдет из порта. Марина на 72 канале, указанном на сайте, не отвечает. Запрашивать лоцмана береговой охраны пока не решаемся. К вечеру, если не будет выбора, свяжемся.

Дрейфуя, увидели в воде первый остов погибшей яхты - стало жутковато. Пассат и течение ударяют в этом месте в берег, образуя сложную ситуацию для яхт, пытающихся подойти при более неблагоприятных условиях к этому месту. В 3-х милях от берега проходит рифовый пояс, защищающий пляжи от разрушения, в лагунах спокойно, и много рыбы. Прекрасные виды пляжей с кокосовыми пальмами настолько расслабляют яхтсменов после безбрежного пространства океана, что люди забывают о самой большой опасности, которая подстерегает у берега. Вот тут как раз Христофор Колумб впервые и бросил якорь, чтобы пополнить запасы воды и отправиться дальше на поиски Америки.

Вскоре заметили подходящий катамаран, связались и попросили сообщить точку подхода к фарватеру, идущему между рифами к гавани. Они смело рванули вперед и пошли зигзагами вдоль берега, а потом вдруг скрылись в городской полосе домов, так же внезапно, как и появились, и сообщили, что марину нашли, но она не достроена - вокруг одни бетонные здания и кирпичи с арматурой, торчащей из стен. Указали точку входного буя.

При подходе к месту точки входа в фарватер наткнулись еще на одно более ужасное зрелище под водой.

Наконец, вдалеке увидели сине-красные точки буев, которые змеями извивались по воде между опасными участками рифа. Много нервов было потрачено на заход в порт. В узких местах приходилось помогать подруливающим , чтобы вписаться в повороты фарватера на течении. Уж больно не хотелось в свой день рождения разбить яхту! Долго искали место, чтобы просто подойти к стенке, бросить якорь и, наконец, хорошенько выспаться. Сначала стены строящегося порта выглядели так, как описал нам экипаж катамарана. Но вскоре, после двух поворотов, появились новые достроенные отели, пустующие тиковые пирсы. Мы шли все дальше и дальше, и с каждым разом всё больше и больше поражались красоте места. Марина на 200 мест была пустой, на берегу люди, завидев нас, забегали, замахали руками, зазывая подойти. С десяток харбормастеров с нескрываемым восторгом помогали и приветствовали одних из первых удачно добравшихся посетителей. В ресторане, за обедом, полиция, таможенники и иммиграционная служба тренировались в вежливости с клиентами резервации, с улыбкой оформляя все формальности. Некоторые из них были афро - доминиканцами, им было до слез приятно слушать наши рассказы об островах Кабо-Верде и о прекрасном веселом африканском народе, их населяющем.

        Вскоре, не без проблем, подошла в марину еще одна яхта с отважными поляками и американцами на борту. Они подошли к местечку ночью и решили бросить якорь, чтобы дождаться рассвета. За ночь яхту снесло на мелководье, и утром они проснулись почти у самого рифа. В ужасе отдали якорную цепь рифу и поскорее вышли из гиблого места. Вечером мы с ними познакомились и два дня вместе сушили паруса, пели под гитару интернациональные песни, отголоски которых звучали по всей пустующей марине, развлекая слоняющийся от безделья персонал. В марине нам дали гида, который объяснял, какую ловить рыбу, как вести себя под водой и прочее. Много необычного и жизненного важного довелось узнать. Особенно поразил рассказ о выборе места на диком пляже под пальмами. Как выяснилось, если хочешь устроить гамак, сначала нужно подойти к соседним пальмам и хорошенько пнуть их, отбежав при этом на значительное расстояние. Представьте себе кокосовый орех, с кожурой, килограмма на три, летящий с высоты 9 этажного дома вам на голову, совсем как в рекламе шоколадки Баунти

?

Log in