Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

Previous Entry Share Next Entry
Как всё начиналось? На Баренцевом море
Под водой
shchsg
Мне везёт на учителей. 

 Моё увлечение фотографией началось со знакомства подводными фотографами из редакции журнала "Октопус"  Владимиром Гудзевым и Александром Аристарховым на Баренцевом море, на полуострове Немецкий в 1999 году.  У Владимира теперь своя Школа подводной фотографии 
 
Я, тогда ещё начинающий дайвер, в первый раз увидел этот магический ритуал подготовки боксов к съёмке, различные самодельные приспособления для макросъёмки, впервые услышал о цифровых фотоаппаратах и дискуссии о том, когда они вытеснят плёночные камеры.
На меня большее впечатление произвело не ныряние за крабами и гребешками, а поиски объектов для макросъёмки на мелководье, в которые меня взял с собой Владимир Гудзев. Я ничего не знал об этих «объектах» и ничего не нашёл, но охотничий азарт на долгие годы пробудился во мне.
 Я понял, что просто плавать под водой и ограничиваться одним созерцанием, без возможности самому увидеть и передать другим красоту подводного мира, мне будет не интересно.
Когда я увидел подводные фотографии, снятые ребятами в этой поездке в журнале, мне стало понятно, что подводный мир, который я видел своими глазами, его краски, намного богаче той сине-зелёной гаммы, впервые увиденной мной. Под светом вспышек бледные актинии на фотографиях превращались в великолепные георгины, морские ежи оказывались не чёрными, а ярко-бордовыми.  Это вносило дополнительную интригу в поездки, и ожидание «чуда» откладывалось до похода в фотолабораторию. А тогда, на Немецком, у меня не было даже простой мыльницы. 

 В следующую поездку,

на сафари по Красному морю, я ехал с комплектом фотоаппарата-амфибии SEA&SEA Motormarinе II. На яхте под руководством Александра Аристархова я подключился к священному ритуалу подводных фотографов – сборкой оборудования.
Я каждый год перепросматриваю свои слайды и от первых моих опытов под водой сейчас не осталось ни одной фотографии. Да и что, можно было ожидать от, ещё не умеющего как следует управлять своей плавучестью, «молодого» дайвера. Причём возраст фотографа был ещё меньше. Мне приходилось осваивать просто азы фотосъёмки. 
 
Подводный фотоаппарат я купил у Тараса Скидоненко. Судьба свела меня ещё с одним увлечённым подводной съёмкой человеком. Он приглашал меня в самые экзотические и увлекательные сафари.
Я продолжал учиться. Вот один из уроков. Дорогих. Во время сафари по Андаманскому морю в Бирманских водах я утопил свой первый фотоаппарат. Мы ныряли на банке глубиной 20 метров. Как обычно у меня раньше, чем у Тараса закончился воздух, и я всплыл на 6 метровую глубину и поддул и выпустил буй, чтобы отвисеться на остановке безопасности. Выпустил я не только буй, но и фотик, который я держал в руках. Это Тарас свой громадный бокс для зеркального Никона всегда пристегивал карабином к жилету, а я считал, что мой миниатюрный Motormarinе я никогда не потеряю. Потерял. Пока я занимался буем, течение снесло меня с банки, и фотоаппарат ушёл на глубину. Это была первая моя жертва Нептуну. 
 
В первое моё посещение Баренцева моря я нырял в 7-милиметровом мокром костюме. Остался жив, но там же узнал, что есть другие костюмы для более комфортного пребывания в холодной воде.
Поиски такого костюма привели меня в компанию "Барракуда" , где я познакомился с Вадимом Зверевым и Виктором Гладковским. С ними я и Валя и Ира побывали во многих интересных уголках мира.

На Баренцево море в Норвегию я уже ехал с зеркальным фотоаппаратом Никон 80, боксом и двум вспышками. 

 В поездке на остров Сипадан состоялось моё знакомство с Дмитрием Рудаковым. Приглашение, которое я получил 2 дня назад из клуба "Фотосафари",  в интересную поездку в Китай за новыми фотографиями, пробудило во мне желание вспомнить предыдущие путешествия.
А их было не мало. 
Сейчас уже все и не припомню.
Начну с тех, от которых остались какие-то фотографии в архивах. 

Баренцево море, но не Немецкий полуостров, а с Arctic Dive Resort, это в Норвегии. 



Рыбацкмй ботик, с которого мы ловили рыбу. На одну и ту же блесну попадалась и зубатка и пикша и треска и камбала. Способ простой. Стучи блесной по дну отмели, а дальше - как повезёт.



Камчатский краб прекрасно освоился в Европе. В Норвегии мы нашли краба с биркой Мурманской станции. Их тоже кольцуют для изучения миграции. "Наш" прополз под водой около 200 км.
Подводная "лавка" с камчатским крабом. Настоящие охотники выбирают только самцов.



Аборигены прячутся в зарослях ламинарии.



И не только



Чья то икра?





Под водой холодно и темно. Но всё же мне удалось заметить и подобраться к этому бычку.

Я 3 раза ездил в эти места и каждый раз узнавал что-то новое.
Во фьорде есть хорошо сохранившийся и заросший актиниями затонувший транспорт времён второй мировой войны, самолёт.
Гостеприимные хозяева приглашают приехать полярной зимой полюбоваться северным сиянием.
А лучшая нырялка оказывается в апреле, когда ещё не начал таять снег и вода кристально прозрачна.
Поездка на автомобиле из Питера за Полярный круг в белые ночи само по себе прекрасное путешествие. 
Поищу ещё фотографии и дополню этот отчёт.



?

Log in

No account? Create an account