Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

Previous Entry Share Next Entry
На озеро Мерцбахера
В горах
shchsg

На Юге.

 

11 августа мы отдыхали, отъедались по мере готовности кухни.

Вечером было продолжение дня рождения Юры Лябина.

Коллектив нашей команды, с примкнувшим к нам Денисом, исполнил для новорождённого куплеты, сочинённые по инициативе Люды на мотив известной песни «Браво» о московском стиляге. Только в них главным героем был известный памирский гид Юра, по кличке Ляба.

Ну, кто его не знает!

Затем Денис исполнил арию варяжского гостя, и



праздник продолжался до ночи.

На следующий день мы проводили Люду, Андрея и Дениса, и с Димой Ермаковым отправились в поход на известное озеро Мерцбахера и одноимённую поляну, на которой находится станция учёных.

В Интернете об этом месте можно прочитать вот эту статью: http://www.alpclubbars.ru/articles/merzbahera/

Когда я рассказал о своих планах начальнику лагеря Дмитрию Грекову, он удивился, сказав, что до озера 2 дня хода в одну сторону. Дело для меня ещё осложнялось тем, что вертолёт, который мог меня увезти на большую землю, планировался только на 15 и 21 августа. Мне надо было к 15 вернуться.

Вышли мы после 12 часов. Я, как обычно нёс только личные вещи, Дима тащил ещё палатку, корм на 3 дня и горелку.

Тропы по леднику не было, мы только знали, что надо двигаться по левому краю каменистой центральной морены, затем перейти на левый берег ледника.

Когда мне Греков объяснял, как далеко находится это озеро, то, указывая на ближайшие вершины, сказал: «Надо по леднику пройти «Песню Абая» (это ближайшая к лагерю гора по левому берегу ледника), и потом ещё 2 ледника, а там и до поляны уже рукой подать».

По Диминым расчётам, а он ходил по этому маршруту 4 года назад, за 6 часов мы должны были бы дойти. К тому времени я уже походил с Димой и про себя умножил ожидаемое время похода на 1,5-2.

До поляны мы в тот день не дошли.

З дня нашего похода были поделены на часовые переходы. 50 минут двигаемся, 10 минут отдыхаем. По привычке я взял с собой термос с чаем, который в этот раз был просто лишним весом в моём рюкзаке. У Димы была пластиковая бутылка и на каждом привале мы пили холодную, чистую воду из ледниковых ручейков. Бесплатно. В городе за бутылочку альпийской воды «Эвиан» приходится платить кругленькую сумму.

За разговорами незаметно пролетел день, стемнело. Как раз некстати. Мы перебирались на левый берег ледника в районе впадения в него ледника Шокальского. В этом месте ледник сильно разорван, и, часок поплутав при свете фонарика, мы на первой подвернувшейся более-менее ровной площадке поставили палатку и  заночевали.

Утром мы за полтора часа дошли до поляны Мерцбахера.

Учёных пока в лагере не было. Немцы испугались непрекращающихся революций и беспорядков, но работы по подготовке лагеря к их приёму велись.

Мы познакомились с 3 работниками. Один из них оказался легендарной тянь-шаньскской личностью. Слава Тополь. Рассказывают, что он с грузом в 60 кг появлялся на перемычке в трусах, футболке и сандалиях на босу ногу.

Они с Димой сразу нашли общих знакомых, и Слава заинтересовался его планами  восхождения на Победу.

Мне показалось, что он очень хотел присоединиться к ребятам.

Первоначально мы хотели переночевать в старом домике гляциологов, но сейчас этот домик используется как склад, по нарам бегают мыши, ну и запах стоит соответствующий.

Узнав, что мы собираемся ставить палатку нам гостеприимные хозяева предложили шикарную двухкомнатную «Салеву» с немецкими раскладушками и накормили остатками завтрака.

Расположившись в палатке, мы пошли через ледник к озеру.

Вода их озера уже ушла, но с нашего берега были отлично видны белоснежные айсберги, лежавшие на его «дне».

К сожалению, у нас не было в запасе дня на его обследование, и мы не взяли с собой никакого снаряжения для лазания по льду. Мы не смогли подойти в кроссовках к самому «берегу», настолько разорванным оказался ледник. Озеро находится в устье Северного Иныльчека, в месте его впадения в Южный.

Интересную статью об озере можно почитать на сайте альпклуба СПбГу, для большей информации желающие могут сами погуглить.

Озеро и поляна Мерцбахера.

Когда мы вернулись на поляну и пообедали скромными сублиматами, то решили отказаться от шикарной гостиницы и выдвинуться в обратный путь, чтобы сократить время завтрашнего перехода в базовый лагерь. Если вчера мы спускались вниз по течению, то завтра нам предстояло набрать 500 метров высоты. Кроме того нам не нравились тучки, поднимавшиеся с долины. В случае снегопада наше возвращение могло затянуться.

Дима нарвал небольшой букет из альпийских цветов для женского коллектива лагеря. По дороге мы добавили в него ещё эдельвейсов.

Когда мы садились в вертолёт в Каркаре, я обратил внимание, как опытные альпинисты собирают букетики цветов, чтобы они радовали глаза в столовой в базовом лагере, где сотрудники и гости несколько недель живут среди камней, снега и льда.

Заночевали мы на морене ледника, выровняв небольшую площадку под палатку.

Нам Слава рассказал, что до «Песни Абая» лучше держаться левого берега ледника, а после траверса, искать переход на центральную морену. Дима вспомнил, что четыре года назад они в походе искали место, где можно было бы перейти ледник полтора часа. В этот раз он оказался прав. Мы тоже уложились в это время. Ледник прорезает быстрая горная река, иногда уходящая под застывшие ледяные гребни. Поиск моста через неё или удобной переправы Дима называл «разматыванием». В самом деле, наши передвижения в лабиринте из ледовых волн с воздуха представляли собой, наверное, затейливую картинку.

На гребне морены я нашёл деревянную лыжу с привязанной на ней тряпкой, похожей на самодельный «фонарик», похоже в прошлом красного цвета. Возможно, её в своё время использовали как ориентир.

На леднике туров никаких не ставят. Ледник ведь движется, и каждый год приходится искать новые пути. Как в «Зоне».

Во время похода, наблюдая за небольшими лавинками на ледниках, рассматривая причудливые сады из каменных «грибков», я вспоминал Кастанеду. Мне начало казаться, что, и в самом деле, неорганический мир жив, и я почувствовал, насколько замедленно время в этом мире. Эти горы, скалы, когда-то молодые сейчас стареют и разрушаются в бесконечно более медленном темпе, чем мы. И с каким равнодушием, должно быть, они наблюдают за суетящимися на их поверхности людьми.

А для нас время опять поделилось на переходы. И к ужину мы успели дойти до лагеря. Здесь, как всегда, для вернувшихся, была протоплена банька.

У меня на случай рождения внука была припасена бутылка киргизского коньяка, и в последний день моего пребывания в лагере за вечерним столом один из тостов был за здоровье ещё не родившегося человека. Хотелось бы отметить, что череда дней рождений, непогода на горе, «выписка» одновременно нескольких альпинистов и большой перерыв в рейсах вертолёта сказались на запасах спиртного в местном баре, и любое количество алкоголя в этот день было как нельзя кстати. Меня, конечно, удивило не столько такое неспортивное поведение молодых и не очень молодых спортсменов, сколько запас их энергии и неисчерпаемого оптимизма и здоровья. Ведь большинство из них, через несколько дней, собиралось выходить на Победу.  

На следующий день мне улететь на большую землю не удалось.

Когда мы выходили на связь во время похода, то слышали, как Греков предупреждал всех, находившихся на горе, о полученном штормовом предупреждении.

К вечеру почти все, кто находился в лагерях на маршруте к Победе, спустились в базовый лагерь. Предстояло переждать ещё несколько дней непогоды.   

Вечером я побродил по леднику в поисках кадра, но что-нибудь интересного не нашёл. Более того, упустил ещё одну возможность сфотографировать Хан-Тенгри в красных тонах на закате. Склоны его краснеют буквально на несколько минут при хорошей видимости. Я уже ориентировочно знал время заката и поставил фотоаппарат на штатив у палатки-столовой. Но когда я вышел после ужина, не спеша, попивая чаёк, то увидел ужё посеревшую гору. Концерт только что закончился. Я расстроился, но не очень. Будет, зачем ещё вернуться на Южный Иныльчек.

 

 Немного фото:



Начало похода



На одном из привалов. "Грибок". "Растёт" на льду.




Нам надо на другой берег

 

Ещё один грибок



Место первой ночёвки



Такая правильная линия каменной гряды окаймляет поляну Мерцбахера



На этом необычном камне расположена памятная табличка. На другом берегу ледника белеется озеро.



В лагере учёных сейчас смонтированы домики из контейнеров, новая кухня и туалеты, о которых в базовом лагере можно только мечтать. Здесь можно расположиться с уютом, потому что все строения находятся на коренном леднике



У берега исчезнувшего озера



Айсберги этого озера отличаются своей чистотой



Вид на поляну Мерцбахера с озера.
Поляна действительно отличается от кружающего её серо-коричневого каменно-ледового пейзажа. "Земля Санникова".



Здесь изучают глобальные изменения




В такой двухкомнатной палатке нам предложили переночевать. На раскладушках!



Артефакт, найденный на гребне ледника



Установлен на место



Разматываем ледник на обратном пути





Озеро Мерцбахера с борта вертолёта




?

Log in

No account? Create an account