Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

Previous Entry Share Next Entry
Из Киргизии в Казахстан
В горах
shchsg

16 августа с утра была лётная погода, и уже вечером я купался в Иссык-Куле. По дороге на горной пасеке купил 5 кг мёда. Альпийское разнотравье, в котором расположены пасеки, для меня, большого любителя мёда, является наилучшим доказательством высокого качества мёда. 

Из пансионата я три дня никуда не выезжал.

Отмокал, отсыпался, отъедался.

Живая вода озера быстро вылечила маленькие ранки. Заменилась кожа на



обгоревшем носу.

И постепенно я начал приобретать человеческий вид.

Я в прошлом году тоже не торопился после гор домой. Вид был совсем не геройский. Кожа на носу обгорела и облупилась, руки как крюки

Здесь я почувствовал, насколько я соскучился по фруктам. В столовой в пансионате их не давали совсем. Наверное, потому, что часть территории пансионата была засажена фруктовыми деревьями. Абрикосы уже заканчивались, а груши, яблоки и сливы ещё были зеленоватыми. Но, не для меня. На второй день, методом проб я нашёл таки, более-менее готовые к употреблению, сорта и непременно после утренней пробежки обеспечивал себя фруктами на весь день.

 

20 августа – переезд в Алматы.

Дорога проходила через Бишкек и самую жару мы с водителем решили переждать в городе.

Я немного перекусил, и остальное время провёл в офисе Аксай Трэвел, пытаясь отправить сообщение в свой ЖЖ.

В офисе Динара и директор фирмы Елена Калашникова вели переговоры об отправке 30 кг багажа в Польшу по грузовой накладной. Мне показалось это странным и впоследствии выяснилось, что 16 августа в «бутылке», на маршруте на Хан-Тенгри с Южного Иныльчека сошла лавина, и погибла польская альпинистка. Её товарищ сидел в офисе с цветами для прощания и для оформления формальностей из Алматы выехал консул. Я не стал докучать расспросами о подробностях, но про себя подумал, что даже «безопасно» проложенная в этом году тропа до второго лагеря с Юга, может таить в себе смертельную опасность. С Севера, хотя и есть вероятность схода лавин на маршруте до первого лагеря, но эти лавины предсказуемы и вероятны после снегопада. А опасность быть травмированным камнями, которые сыпятся при переходе в третий лагерь, может быть сведена к минимуму при наличии каски и соблюдения очередности при преодолении опасных крутых участков.

Казахско-киргизскую границу мы пересекали полтора часа. Пришлось свой баул и рюкзак перетаскивать на себе, пропуская его через рентгеновские аппараты. Хотя много говорят о наркотрафике через эти границы, я не увидел ни одной собаки, которые теперь обычны в западных аэропортах. Мне показалось, что через такой контроль можно протащит всё, что угодно. А в аэропорту Алматы в магазине дьюти-фри пассажирам российских рейсов не продают никаких товаров, напоминая о нашем едином таможенном пространстве. Мы часто вспоминаем очереди при пересечении границ, излишнюю бдительность наших пограничников, но в этом случае мне бы хотелось, чтобы «замок», на который закрыты наши границы, был бы посолиднее.

Дорога с Иссык-Куля до Алматы заняла у нас целый день. Во время пути с водителем можно переговорить на разные темы, прочувствовать, что интересует его и как он относится к событиям в стране. Тем более, что революции (беспорядки) в Киргизии в этом году занимали много времени в наших новостях.

За поездку у меня сменилось 2 водителя. Первый, на этапе от Чолпон-Аты до Бишкека – киргиз, живущий сейчас в Алмате. Сам родом из Бишкека, он сейчас переехал в Алматы, потому как там нашла работу его жена, а сам он занимается извозом. Машина в Бишкек у него сломалась или «сломалась», я не знаю, но до Алматы меня уже вёз его брат.

Разговоры о политике сводились к следующему. Самосознание доминирующей в стране нации развилось до такой степени, что я от простых водителей услышал рассказы о древнейшей в истории киргизской нации и культуре, от которой произошли остальные народности Средней Азии.

По моему мнению, все революции и большие и маленькие начинаются с поиска врага. Того, кто виноват, что кто-то, кого больше в стране, живёт хуже, чем кто-то, кого меньше.

В данном случае виноваты узбеки на Юге, которые зажрались, захватили все ключевые посты, да ещё захотели автономии.

А последние события в Бишкеке относятся с таким же успехом к уйгурам и дунганам. Всё просто. На вопрос, не найдётся ли среди виноватых места для русского населения, ответа я не получил. Но агрессии в разговоре и отношения ко мне в стране я не почувствовал. 

Интересно было послушать мнение другой стороны, таксиста-уйгура в Алматы, родственники которого вывезли к нему своих детей из Бишкека. И мнение это было не в пользу древнейшей нации. Казахи – кочевники. И этот менталитет временщиков и потребительское отношение к природе они перенесли из степей в город.

Я только пересказываю отношение таксистов к вопросам политики. И сам я не ожидал насколько политизировано общество и как запутаны межнациональные отношения в бывших советских республиках. Единственное здравое мнение, которое я услышал, так это то, что беспорядки и не стабильная ситуация в регионе на руку только наркомафии, и возможно, она и является инициатором этой нестабильности.

В Алматы я слышал песни о чудодейственных свойствах конопли.

На Медеу молодёжь пела песню под гитару с чудесным припевом: «Анаша – ты хороша».

В первый день пребывания в Алматы я поехал на высокогорный каток Медеу, гордость советского стадионостроения. Место и сама идея строительства такого стадиона заслуживает всяческого одобрения. Но застал я этот уникальный комплекс в стадии реконструкции. В феврале 2011 года Алматы готовится принять зимние Азиатские игры.

Строится новая очередь канатной дороги от Медеу к Чимбулаку, горнолыжному курорту, расположенному ещё выше в горах. Как идёт строительство я увидел, а вот будут ли они построены к сроку, я не знаю. Вопросом на мой вопрос об этом ответил и один из работников: «А вы как думаете?»  

Я добрался до Чимбулака, и поднялся на одной очереди канатки. Дальше меня не пустил дежурный спасатель. Вдоль следующей очереди велись строительные работы. Он посоветовал мне прогуляться к одной из вершин. Назвал он её «Аскером». У меня в тот день не было запланировано подвига, но, как собака Павлова, увидев перед собой гору, я уже не мог остановиться, пока не забрался на её вершину.

Это было моё первое соло. На вершине, как и положено серьёзному альпинисту, я обнаружил в консервной банке записку о предыдущих восходителях. Они здесь побывали почти месяц назад, и не кто-нибудь, а тройка спортсменов из ЦСКА во главе с Урубко. Записку я оставил на вершине, пусть её снимают те, кто знает, что с ней делать дальше и куда её нести.

Через 3 часа я вернулся к канатке и рассказал о своём походе знакомому спасателю. Он сказал, что Денис один из немногих, кто ещё ходит с молодыми спортсменами в этих горах и помогает им. Ещё он заметил, что в Туюксу некоторые армейцы имеют свои хижины, а Казбек Валиев строит альпинистскую базу. Нас на Южном Иныльчеке Сергей Лавров приглашал в одну из таких хижин зимой. Рассказывал о ски-турах и несложных зимних восхождениях.

После дорогущего обеда в Чимбулаке я спустился за полтора часа до Медеу.

Оттуда меня в город, на «Зелёный рынок» за сувенирами отвёз таксист, как он представился, бывший энергетик стадиона. Одной из тем, на которую мы поговорили по дороге, была тема воровства на этих спортивных объектах, я думаю, что такая тема сейчас актуальна у таксистов и в нашем Сочи.

На следующий день в гостинице мне посоветовали посетить парк Горького и зоопарк при нём.

Я не захотел оригинальничать и послушался совету.

В парке действительно было не так жарко, как в каменном городе, но животные в клетках, произвели на меня тяжёлое впечатление. Я давно не был в зоопарках. И, наверное, не стоит уже мне туда ходить. После поездки в Танзанию, моих охот в нашем Вепсском краю, поездок на Галапагосы, где за животными можно наблюдать в их естественной среде, заключённые в тюрьму звери не вызывали у меня никакого другого чувства кроме жалости.    

Я не знаю, может, мой небольшой опыт отказа от мясных блюд в течение последних 3 лет изменил моё отношение к животным, и я с бОльшим состраданием начал относится к их невольному заточению.

Вечером этого дня меня в Шереметьево встретил мой брат Виктор, а на следующий день меня ждали встречи с моими товарищами по институту. Но это уже отдельная тема.

Я попробую ещё подвести итоги закончившегося сезона в горах. Есть кое-какие моменты, которые можно будет использовать в следующем сезоне.

Фоторепортаж:



Лёгкий ланч с видом на Иссык-Куль



Вот на ту вершину в Чимбулаке, высунув язык ,  подчиняясь неведомому инстинкту, я полез



Вид на Чимбулак, Медеу и Алматы с вершины



Почтовый ящик на вершине



Автограф от Урубко



Плотина, которая защищает стадион Медеу от селей



Знаменитый стадион на реконструкции

 





?

Log in

No account? Create an account