Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

Previous Entry Share Next Entry
Парос, Китнос
В море
shchsg

25 ноября

23 ноября для меня был самый напряжённый день за всё время нашего похода.

Мне не удавалось найти приемлемое решение, как безопаснее провести ночь в порту Пароикии. Дело в том, что внутренняя гавань была заполнена рыбацкими судами, и нам пришлось днём ошвартоваться лагом у внешней стороны стенки порта.

Когда я планировал заход на Парос, сайты по прогнозу погоды предсказывали южный ветер, и этот порт показался мне хорошим укрытием. Ветер задул с юго-запада, и заходящая в бухту волна прилично раскачивала лодку.

Нас со стороны моря прикрывала ещё одна яхта с греческим флагом. Я при швартовке подумал, что раз и местные тут стоят, постоим и мы.

Взяли машину в прокат. Посмотрели мраморные карьеры и штольни римской эпохи. Пишут, что в них день и ночь работало 150000 рабов.

Ещё раз прогулялись по ступенчатым улицам типичного кикладского городка, мощёными мраморными плитами.

Но поездка по острову не приносила мне никакой радости. Я по рассеянности отформатировал флэшку в фотоаппарате с кадрами нашего объезда Санторини на яхте, с высадкой на вулкан Неа Камеа. Каждый вечер я копирую фотографии, отснятые за день, на компьютер. А вчера поленился.

Когда проезжали по набережным другого порта, расположенного севернее Пароикии, Наоуса, я пожалел, что поленился сюда перейти, когда увидел, что наша стоянка в порту Проикии не очень безопасна.

Моя лень и нерешительность могла обернуться некомфортной стоянкой на якоре в бухте с приличным волнением.

Ночью ветер должен был усилиться.

Решение пришло самым чудесным для меня образом.

Когда мы вернулись на яхту, наши соседи отходили. Я решил проследить за их действиями. Они перешли во внутренний порт к причальной стенке, где швартуются паромы. Им помогал работник порта, у которого я спросил разрешение постоять ночь на ещё одном свободном месте. Он с пониманием отнёсся к нашей проблеме, сообщил мне, что ветер к ночи усилится, и предложил встать лагом на свободное за греческой яхтой место.

Мы быстро перешли в более спокойное место. Когда мы ошвартовались, к нам несколько раз подходил полицейский и интересовался, надолго ли мы здесь расположились. Я заверил его, что утром мы уже покинем это укромное местечко.

Ночью я даже не просыпался. Утром Андрей доложил, что даже в этом, казалось бы тихом месте, у нас перетёрло шпринг, и ему пришлось его перезаводить на другое кольцо. То, которое Борис нашёл под водой, оказалось заржавевшим и острые кромки перерезали наш швартов.

24 ноября мы с хорошим ветром добежали до Китноса и встали в пустой марине.



Валя справлялась с управлением не хуже автопилота. Женская внимательность.


Вечер на Китносе.

В лоции Хейкеля упоминается о горячем ключе, впадающем в море на небольшом городском пляже.

В семье греческих рыбаков, которая перебирала сети, оказалась бывшая русская подданная. Она настоятельно рекомендовала нам искупаться в нём. «Побывать на Китносе и не искупаться в минеральной воде, всё равно, что в Риме не увидеть папу римского.» В Риме мы папу не видели, но в минеральной воде Китноса искупались. Теперь мы тоже можем рекомендовать после двухмесячного плавания по Восточной Средиземке обязательно заходить на Китнос.

Поднимаясь вверх по бетонному желобу, мы поднялись до горячего источника, вблизи которого расположилась небольшая церквушка.



Из этой ванны мы вышли помолодевшими.


?

Log in