Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

Previous Entry Share Next Entry
В Осло
В море
shchsg

 

Планируя посещение Осло я решил остановитьсяв марине на полуострове Бигдой. Подальше от цетра и поближе к "Фраму". Попытка команды Нансена продрейфовать к Северному полюсу на этом корабле мне кажется примером того, как надо организововать и готовить такого рода путешествия. Поэтому посещение легендарного корабля было главной целью в Осло.
.

       Самое дождливое место в Норвегии – это Берген. Бывали мы там. И Берген вполне подтвердил свою мокрую репутацию. Стопроцентный успех. Каждый день или моросящий дождь или ливень. От Осло осталось впечатление, что столица старается захватить у Бергена первенство в этом «соревновании». При подходе к городу мы увидели спускавшиеся с гор тучи, которые за всё наше пребывание в столице не раз поливали нас дождём разной интенсивности.

    Марина, которую я выбрал для стоянки, - это яхт-клуб, и, чтобы получить место, мне было недостаточно выйти на связь на канале, указанном в лоции. На мои призывы никто не отвечал. Пришлось высадиться на берег на низком боне, чтобы лично разыскать какого-нибудь служащего. Моросил дождь, но вахтенный в «непромоканце» занимался подготовкой к спуску какого-то катера. Рация была оставлена в конторе. По-видимому, гостей тут не ждали. Но место нам нашлось.

     Этот день был объявлен днём музеев. В город не было смысла идти под моросящим дождём, а в гардеробе музея «Фрама» мой мокрый «непромоканец»  смотрелся на вешалке вполне уместно рядом с такими же куртками и зонтами других посетителей.

     В Стокгольме в музее другого знаменитого корабля (Ваза) я бывал 2 раза и теперь могу сравнить два этих музея. Даже не сравнить музеи, а свои чувства от соприкосновения с совсем разными морскими судьбами кораблей. Если шведский корабль, построенный с большой помпой, бесславно затонул при выходе из гавани, (хотя на сувенирных изделиях, блюдах, кружках, он изображён несущимся по волнам под всеми парусами) и кроме любопытства никаких других чувств у меня не вызвал, то «Фрам», труженик моря, своей скромной, но надёжной архитектурой, всем своим видом, фотографиями и биографиями членов команды, ещё раз убедил меня в главном принципе подготовки к экспедиции: подготовки корабля и выбора экипажа. Я, конечно, не сравниваю наши чартерные походы с путешествиями великих норвежцев, а также у меня не получается полностью придерживаться этих принципов, но моё старание им следовать помогает мне при подготовке. В одной из книжек Курта Воннегута есть такая иллюстрация: надгробие, на котором выбито всего два слова: «Он старался». Когда старается такой выдающийся человек, как Нансен, в результате получается вот такой корабль, как «Фрам», а когда старается подобранная им команда, мы становимся свидетелями выдающегося похода.

     Наверное, можно вспомнить и много случаев в истории, когда лучше бы было, чтобы злой гений не старался, но тут слишком много сослагательного наклонения, которое, как известно, историки не признают.

     Рядом с «Фрамом» находится музей ещё одного плавательного средства плота «Кон-Тики» и другого выдающегося норвежского путешественника Тура Хейердала. В отличии от продуманного и комфортного полярного корабля конструкция плота меня не впечатлила и в экспедициях Хейердала, мне кажется, большую роль играла удача, настрой и энтузиазм интернациональной команды.

Потом морской музей, в котором запомнился только уголок отдыха, оформленный в виде рулевого мостика. Застеклённый эркер, выступающий во фьорд, тиковая палуба и штурвал создавали ощущение присутствия корабле.

     Успел пробежать и по этнографическому музею. Довольно обширная территория выделена в парке для деревянных построек средних веков, собранных со всей страны и показывающих быт норвежских крестьян. Если во многих шведских музеях отведено место для экологического просвещения, то здесь выделено место для экспозиции, показывающей жизнь малолетних преступников в колонии на небольшом острове. Не обошлось и морализаторства. На стенах лестницы, ведущей к залу в стиле «граффити» написаны пороки, которые могут туда привести непросвещённую молодёжь.

     По соседству с нашим яхт-клубом – гребной клуб. Вечером крики болельщиков привлекли моё внимание. Моросящий дождь, а на боне в академические четвёрки рассаживаются команды по руководством пожилых тётенек–рулевых. За несколько минут тётеньки обучают новых «академиков» и устраивается гонка на несколько сот метров. На балконе клуба зрители, бывшие и будущие участники подбадривают команды, рисуют плакаты. Похоже на корпоративную вечеринку. И не похоже (вспоминая Россию)  

     На следующий день мы прогулялись по городу. А утром пробежка полуострову. Всё, как обычно по утрам. Зайцы, гуси, косули и пробегающие единомышленники.

     Первым делом парк Вигеллана.  Посмотрели. «Жизнь человека во всех её проявлениях». Так пишут путеводители. Мы поверили.

 

 

Один из эпизодов.



Прогулялись по главной улице.

 

 

На которой были свидетелями демонстрации международной солидарности трудящихся. Возглавляли процессию китайцы, несущие дракона. За ними проследовали остальные «национальные меньшинства». Весело с песнями и танцами. Хозяева страны замыкали процессию.

По замку Акерсхус мы пробежали под проливным дождём. Перекусили задорого в ресторане, а потом на городской набережной обнаружили праздник чревоугодия. Под большим навесом расположились несколько полевых кухонь, в которых разными способами готовились рыбные блюда. Мы даже не стали сопротивляться соблазняющим запахам. Отведали, кто что пожелал.

 

 

Я памелу. Плов из морепродуктов.

Пока гурманничали супермаркеты закрылись, воскресенье, продавцы тоже люди. Пришлось вспомнить поговорку о том, куда может довести язык. В этот раз он нас довёл до магазина. Затарились, помыли яхту и на следующий день пошли в Гётеборг.

 




?

Log in

No account? Create an account