Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

Previous Entry Share Next Entry
В Шотландии и Ирландии
Портрет
shchsg

10 июля вторник

 

C попутным ветерком двинулись через Северное море в Шотландию.

Северное море истыкано нефтяными вышками, шельф поделен между Великобританией и Норвегией. К вышкам мы близко не подходили, но даже издалека они производили двойственное впечатление. С одной стороны, грандиозные инженерные сооружения, а с другой, эти языки пламени в чистом море и дым наводили на мысль о неестественности их в водной стихии. Можно сказать, что в морской пейзаж они гармонично не вписывались.  Не то, что мы, со своими парусами. Хотя следов экологической катастрофы не наблюдалось.

Попутный ветерок дул 2 дня, и, когда оставалось до Инвернесса (это городок с которого начинается Каледонский канал ) 150 миль, началось самое интересное в этом переходе.

Прямо по курсу появилась чёрная полоса облаков, и за какой то час ветер переменился на 100 градусов и усилился до штормового. 



Тучи шли против ветра и ничего хорошего не предвещали. Успели вовремя взять рифы и поставить штормовой стаксель. Да, с утра отметили, что сегодня день особенный – три семёрки: 07 07 2007 г. Шторм начался в 14 часов и продолжался всю ночь примерно до 10 часов следующего дня. Ветер начал сносить нас к югу, и мы начали двигаться в 20 милях вдоль побережья Шотландии. Если бы шторм продолжался с таким же направлением ветра, то мы могли оказаться через пару дней в Лондоне. При перемене галса двигались бы в обратном направлении. В принципе можно было бы стоять на месте. В прогнозе штормового предупреждения не было, но по картам изобар мы находились между двумя областями низкого давления, и это видимо холодный фронт прошёл прямо через нас.

Рулили по полтора- два часа. В кокпите сидели пристёгнутые страховочной сбруёй, и следить приходилось только за двумя вещами: волны и ветер. От волн приходилось увёртываться так, чтобы с гребня волны яхта не падала вниз, и корпус с такелажем сильно не нагружались. Для этого надо было при переваливании через гребень волны яхту увалить (пустить с волны наискосок), а потом резко привестись и встречать новую волну носом. Вахты получались тяжёлыми, но интересными. Надо было следить, чтобы яхта имела бы ход, была управляемой и при этом  стараться держаться нужного курса.

Угол сноса с двумя рифами и штормовым стакселем был 30 градусов.

Ночью ветер усилился, в судовом журнале записали, что сила его была 7 балов, а порывами до 8. Виктор потом шутил, что не всем с первого раза удаётся получить такое счастье. Нам повезло.

Конечно, можно более художественно описать шторм, чтобы нагнать страху и почувствовать себя героем, но что было, то было. Ветер срывал верхушки с волн и вдобавок к дождю сёк солёной водой. Виталик сидел в горнолыжных очках. Волны шли в разнобой, и нельзя было терять бдительность, каждая под своим углом. Меня 2 раза накрывала волна, неожиданно подкрадывавшаяся с наветренного борта. Особенно ночью трудно было оценить высоту и направление волны, чтобы заблаговременно предусмотреть свой маневр.

Первые минуты своей вахты привыкаешь к волнам, а потом игра с ними захватывает и время течёт не так монотонно, как в безветрие. Под утро я уже спел весь свой репертуар, и море стало постепенно успокаиваться.

Чтобы помыться и передохнуть мы зашли в порт Петерхед. Это большой нефтяной и газоперерабатывающий порт. Требуется обязательное разрешение портовой службы для захода и выхода.

Чтобы вечером получить ключи от душа и марины, надо было связаться с харбор-мастером по рации. Он сообщил номер кода (2389Браво) от ящика для ключей, где для нас были оставлены ключи и анкета.

В порту увидел на коммерческом причале надпись на русском языке, о том, как пройти на причал. Наверное, много наших судов заходит сюда. На других языках  надписей не было, видимо подразумевалось, что моряки других стран знают английский.

Город, по крайней мере со стороны марины, показался слишком промышленным. Неподалёку от нас виднелась тюрьма. Мы так решили. Видимо, не только у нас в стране используют зеков для работы на вредных производствах.

«Химиков» везде хватает.

В Петерхеде мы были недолго. С утра я прочитал прогноз. И убедил выйти как можно быстрее отправиться  в Каледонский канал. Ветер скоро должен был перемениться.

Сейчас подходим к Инвернессу. Путь занял в 2 раза больше времени, потому что ветер помогал нам только полпути, надо было меньше спать. И теперь идём против ветра, и сегодня тоже не успеем войти в канал. Шлюзы работают только днём. Так что в дальних переходах часы задержки складываются в сутки, а сутки в недели ожидания попутных ветров и течений. Кстати мы с ними опять здесь встретились. Опять альманахи, расчёты, время высокой воды в Дувре. В альманахе написано, что при отливах в устье реки Несс течение достигает 5 узлов. Только что мы, при попутном течении, но против ветра прошли живописный маяк на мысу, где много стояло туристов, казалось, что они собрались здесь, чтобы поприветствовать отважных российских моряков.

Пейзажи здесь опять же неповторимые. Зелёные холмы, покрытые  предположительно дубравами. Поля, предположительно засеянные ячменём или пшеницей для приготовления виски или пива. Где здесь поселиться настоящему Горцу, мы пока места не нашли.

Ждём встречи с Лох-несским чудовищем или развеем миф о его существовании.

 

 12 июля четверг

 

Идём в озеро Лох-Несс. Вчера выйти не удалось. Мы не стирались  с Копенгагена, в Норвегии марины оборудованы плохо  и была задача устроить прачечный день и успеть до 15 часов пройти первые шлюзы до озера. Хотя мы и оккупировали на полдня стиральную машину и постоянно один человек дежурил и перекладывал из стиральной в сушильную, поймать двух зайцев не удалось.  Нас нашла иммиграционная служба, и пришлось  ждать получение отметки  о нашем прибытии в королевство по факсу. При подходе к нашему первому порту в Шотландии (Петерхэд) мы доложились о прибытии портовому контролю, но тот видимо прохлопал нас, и мы двинулись дальше, не заботясь о погранцах. В Инвернессе переночевали спокойно в лесном порту  и, когда пришли в яхт-клуб в канале, нас попросили принести паспорта и судовые роли. Пришлось по телефону рассказывать нашу эпопею. В итоге мы не успели на шлюзы, ведущие в озеро. И заночевали в Инвернессе.

Как всегда оказалось, что задержка – это не потеря времени, а новые впечатления. Городок небольшой, но уютный, на берегу быстрой речки Несс. Много  туристов и   большинство домиков в околоцентральном районе представляют из себя мини-отели ( типа Bed & breakfast)у  и почти все они в это время заняты.

На  высоком правом берегу реки расположена старая крепость. У ворот памятник женщине с собакой. Мы со спины угадали шотландскую национальную породу – колли.  А фамилия у женщина была Макдональдс. Наверное, она была матерью всех «Макдональдсов» в мире.

Юру поразил костел построенный в стиле Нотр- Дамм. А мне понравился розоватый камень, из которого построено большинство домов. В лучах заката стены, которые издалека кажутся серыми и холодными, принимают очень тёплый и приятный для глаз оттенок. Переплыли Северное море и ни одного деревянного домика. Стоят веками каменные дома и не надо подпирать подпорками и скручивать болтами «историческую ценность», как в Бергене (Бригген) или в Амстердаме.

        Большое удовольствие получили от прогулки вдоль реки и по островкам, где среди леса проложены дорожки и вокруг журчат многочисленные ручейки. Большие старые деревья  все пронумерованы. Некоторые в несколько обхватов. Тут и кипарисы и пихты и лиственницы, увитые плющом.  Высоты необыкновенной, мне показалось как в джунглях, свет дневной не проникает на землю и трава внизу не растёт. Видели несчастный старый дуб, которому пришлось расти среди этих монстров. Он так тянулся к свету, что метров до тридцати у него не ветки, а какие то обрубки. Но зато стройный, как кипарис. 

А на другом берегу речки мы увидели, то о чём я нигде не читал, но мне казалось, что именно так и должно всё быть. Для этого были некоторые приметы. Около начальной школы я видел отличное футбольное поле. А здесь…  Это даже нельзя назвать футбольным полем. Такую поляну мы видели в Лондоне в Гайд-парке. Просто огромное зеленое поле, на котором расставлены футбольные и регбийные ворота. Я насчитал 3 полноразмерных футбольных и одно регбийное. Без трибун. На всех полях (это была среда) играли в футбол, при форме и при судьях. И где-то по краям поляны, вдалеке ещё несколько команд играли в мини. Я порадовался за шотландский футбол. Хотя, кроме того, что Шотландия выставляет отдельную команду на чемпионатах, я  футбольных гениев из Шотландии не припомню. Но только за такую картину им можно было бы это разрешить.

Здесь я впервые увидел красные ящички, похожие на почтовые, с надписью «Для собачьего дерьма».   Причём в действии. Люди ими пользуются. По назначению. Есть новые модели – с отделением для пакетиков. В Амстердаме видел только дерьмо и запрещающие таблички, в виде дорожных знаков. «Гадить собачкам нельзя». Вот два разных подхода к одной и той же проблеме.

В центре города на речном перекате несколько джентльменов упражнялись в забрасывании нахлыстового спининга, довольно технично. Полировали муху они довольно долго,  но называть это ловлей я бы не стал, потому что результата не видел.

Что в Великобритании непривычно и немного сковывает, так это то, что на всех улицах ведётся видеонаблюдение, или, по крайней мере, везде висят таблички, предупреждающие об этом. Кажется, что ты под колпаком.

Встречалось достаточно пьяных мужчин и женщин примерно в равной пропорции. На что Юра заметил, что, если у тебя всё есть, то чем ещё заниматься, как не квасить. Много в Англии и игровых автоматов и продаются на каждом углу карточки «Спортлото», да и тотализаторов хватает.

 

13 июля пятница

 

Идём по последнему из озёр канала.  Лох-Лохи. Этот район Шотландии – страна «лохов». Многие озёра, да и не только озёра начинаются со слова Loch. В словаре я перевод не нашёл. Начали спуск по щлюзам вниз. Всего их 29 и завтра вниз нам надо пройти 14. Шлюзование оказалось делом нехитрым, я много заснял на видео и видел как при достаточной сноровке и внимательности можно 30 футовую яхту вдвоём без помощи кипера ( работника шлюза) перетаскивать из одного шлюза в другой. Для меня особенно трудно, а для прохождения шлюзов и раздвижных мостов важно, общение по рации. Надо каждый раз выяснять, когда и каким образом надо будет проходить шлюз. Хорошо, что часть пути мы идём с кем-то флотилией, но после прохождения каскада, мы отстаём, и приходится общаться самому.

Озеро Лох-Несс встретило нас сильным встречным ветром и свинцовыми облаками. Впрочем, насколько я помню, так оно и описывалось в разгар сообщений о местном монстре. Теперь о нём пишут в юмористическом стиле. Несси, судя по описаниям очевидцев, размером около 9 метров. И оно указано точкой на разрезе озера с примечанием, как трудно его обнаружить в таком большом озере глубиной более 200 метров. Опять же, как и в Бергене, удивляет, с какой любовью местные жители относятся к тому, что даёт им природа, и как они с удовольствием пользуются этими дарами.

Очень симпатичное аббатство находится в юго-западной части озера. Правда оно еще реставрируется, но после реставрации, я думаю, оно будет ещё больше привлекать туристов в эти края.

Проплывая вдоль канала, встречали и пеших туристов в полной выкладке, со 120-литровыми рюкзаками. Здесь есть, где прогуляться по хорошим тропинкам и без особого риска заблудиться. Экстрим для чайников.

Только что хотел написать, глухомань, но вспомнили, что в Инвернессе, опять же большими группами, бродили японские туристы – индикаторы высокого турсервиса.

 

 

15 июля воскресенье

 

Мы на юго-западе Шотландии. Город Обан. Прошли Каледонский канал за 3 дня. Последний раз ночевали в южной части озера Лох-Лохи. Моросил дождь, но я решил пробежаться и не пожалел. Гравийная тропинка вилась вдоль озера среди девственных лесов. Рощи из разлапистой ольхи сменялись глухим ельником, земля под елями устлана толстым ковром из иголок. По таким ельникам мне приходилось пробираться в нашей Вепсарии. Но здесь я бежал, и пейзажи сменялись один за другим. Через ручейки были проложены аккуратные мостики, а в метре от тропинки лежали поваленные деревья, поросшие мхом. В лесу никаких следов деятельности человека, впрочем, как и на тропинке. Я бегу один и, такое впечатлении, что дорожку эту проложили только что для меня.

Вчера дорога пошла под горку и  к середине дня мы были уже в море. Опять расчёт течений и приливов. Предстоит пройти Северный канал, между Великобританией и Ирландией. Там  по карте течения до 5 узлов. Но мы уже видели на карте и течения по 10.

В Обане нам надо заправиться, отремонтировать один штаг-пирс и почистить подводную часть. Может быть, купить  карты.

Местный яхт-клуб стоит на острове напротив города. Чтобы добраться до города надо вызывать водное такси.

Такси оказалось набольшим катером и бесплатным для гостей марины. Хотя мы ночью встали на частный буй (все остальные были заняты). К нам подплывал хозяин этого буя и не для того, чтобы взять с нас плату, а специально несколько раз предупреждал, чтобы мы за стоянку никому не платили.

Городок Обан небольшой, но, как и все здешние города, имеет свою крепость. Много туристов и под офис туризма отдано одно из самых красивых зданий в Обане.

Мы попали на какой-то яхтенный праздник. Десятки яхт, разукрашенные флагами, под звуки волынки, кружили по городской лагуне. Были из них и современные и сделанные под старину. В центре города, у причала небольшой рыбный рынок, где можно отведать небольшими порциями в стаканчиках коктейль из местных морепродуктов. Здесь же стоят рыболовные суда, ржавые, с катушками сетей, с матросами, работающими на палубе. И это тоже преподносится как достопримечательность морского городка. И проходящие мимо по набережной туристы с удовольствием на фоне этих судов фотографируются.

На причале встретили поддатых поляков, распевающих Катюшу, Червону руту. Они приваживали прохожих к литрухе водки. Ждали водное такси. Я подумал, что они тоже пришли на яхте. Но с виду на моряков не походили.  А на заправке, где мы покупали солярку, один из работников тоже оказался поляком из Эльблонга. Живёт здесь уже 3 года. Он сказал, что эти поляки работают на стройке, а сегодня воскресенье. Вопросов больше не было.

Опять яхта обросла, и мне пришлось одевать гидрокостюм и отскребать наросшие водоросли. Юра с Виктором держали верёвку протянутую под килем, а я, держась за неё нырял и  скребком сдирал водоросли. Купание заняло пару часов. Виталик починял сломавшуюся закрутку генуи. Сейчас яхта едёт легче.

 

 

 

 

17 июля вторник

 

Мы уже пересекли Северный канал, разделяющий Шотландию и Ирландию и, преодолевая и пережидая, встречные течения продвигаемся к Дублину.

В лоции Северного канала написано, что он понравится яхтсменам течениями и образующимися стоячими волнами, особенно опасными при Южных сильных ветрах и течениях южного направления. Как раз нам повезло. Нам надо было двигаться на юг с попутным южным течением, а ветер как раз дул встречный, но повезло не на 100%, не сильный.

Вообще переходы по северным районам Великобритании сложнее, чем во Франции и Норвегии. Они объединяют приливно-отливные течения Франции и узости норвежских фьордов. Кроме того расщелины в горах и сам обрывистый берег изменяют направление и силу ветра.

Наше положение усугубляется ещё тем, что двигатель на нашей яхте слабоват для этих районов. Всего 16 сил при длине яхты 13 метров. Приходится затрачивать в 2-3 раза больше времени для прохождения сложных мест по сравнению с местными лодками. Но зато надо быть расчётливее терпеливее и  упорнее. Этот опыт даётся нам хоть и с трудом, но зато он чисто наш и к моим конспектам  по яхтенному делу прибавится солидный отчёт по морской практике.

К Северному каналу мы подошли раньше времени. В нём ещё шло встречное течение. Подождали. Рекордная скорость минус -1,7 узла. Хотя до этого два встречных течения удалось преодолеть в расчётное удобное для нас время, правда, с попутным ветерком.

С интересом наблюдали, как образуются стоячие волны, когда встречаются приливное  и отливное течения, и при этом ещё вмешивается ветровое.

Попутным течением, но с встречным ветром пересекли Северный канал и пережидали встречное течение уже в Северной Ирландии. В лагуне ночью подошли к рыбацкому причалу, но у него швартоваться не стали, хотя было вроде заманчиво и спокойно. Когда мы пришли, был прилив, а проснуться могли уже на боку, мне на курсах об этом рассказывал из своего опыта преподаватель. Буи для стоянки не нашли, пришлось бросать якорь, и Юра дежурил всю ночь,  следил, чтобы якорь не пополз. Хотя на карте и было это место обозначено как удобное для якорной стоянки, но якорь с самого начала хорошо не забрал.

Северный канал придётся преодолевать короткими перебежками, с попутными течениями двигаться , а встречное пережидать. 

Сейчас стоим в небольшом городке Тарретс в Северной Ирландии уже южнее Белфаста. Предстоит последний бросок, и мы в Ирландском море.

На улицах одни пенсионеры и дети, ныряющие с пирсов в гидрокостюмах. Хороший выход для морей, где температура летом 16 градусов.

Мы зашли в кафе, узнать, где можно купить недостающие карты и встретили там дружелюбных хозяев, которые притащили свою карту и дали мне её посмотреть, но дальше этого их дружелюбие не пошло – продать мне её они не согласились. Хотя до Дублина осталось 80 миль и у нас  есть компьютер, а карта была нужна больше как сувенир. Узнав, что мы из России и пришли сюда на яхте, к нам подбежали с книгой для гостей, чтобы мы оставили свои автографы. Впервые у меня попросили автограф. Написал, что яхта «Андромеда» была здесь.

Вроде бы Ирландия недалеко от Шотландии, но быт и нравы отличаются сильно. Здесь я первый раз увидел надписи о том, что на этой территории распивать спиртные напитки запрещается – штраф 100 фунтов. У нас такие таблички висят только в дешёвых кафе.

Кстати перемещаемся на юг, а  на ночные вахты я одеваю всё, что у меня есть, а Юра сидит в пуховике.

Считаем дни, когда будем стартовать в Марокко. А вдруг там потеплее.

 

 

19 июля четверг

 

Мы в Дублине. Опять те же заботы: еда, питьё, карты, прогноз погоды, Интернет, а потом уже осмотр и разграбление города

 

21 июля суббота   

 

В Дублине пробыли 2 дня. Шли дожди. В первый день занимались покупкой продуктов и карт. Просмотрев альманах, мы решили остановиться в небольшом яхт-клубе поближе к центру города. Но оказалось, что особых преимуществ мы при этом не получили. До магазинов, остановок автобуса и электрички довольно далеко. Пешком до центра полчаса ходьбы, но при дожде прогулка не доставляла удовольствия.

Магазин, где можно было купить карты, оказался в пригороде, где находятся несколько яхт-клубов, в том числе и королевский. Я заказал туда такси, и мы прождали его больше часа, хотя оно обещало быть чрез 20 минут. Оказалось пробки. В этом смысле Дублин похож на наш город. Старый исторический центр, да собственно новых районов я и не видел, одноэтажные домики в пригородах. Но городские власти не заботятся о том, чтобы как-то облегчить жизнь автомобилистам. Никаких развязок, мостов, подземных переходов. Мы с трудом, успели в магазин до закрытия, хотя расстояние до него было около 8 километров. Назад в город возвращались уже на электричке.

Яхт-клуб поразил своими масштабами. Пригород, где он расположен, оказался курортным местом и резко отличался от тех видов, шумов и запахов, которые мы имели на  своей стоянке, расположенной среди портов и заводов. Сейчас разгар сезона, и даже в рабочий день вечером десятки яхт фланировали в море.

Много было и гостей. Целые флотилии французских яхт. Нам бы такой яхт-клуб, в Сестрорецке.

В центре Дублина много Интернет кафе, довольно хорошо оборудованных и с дешёвым доступом. Видимо это объясняется большим количеством студентов в Дублине. Университет сам по себе является  одной из главных достопримечательностей. На улицах много молодёжи.

Главная достопримечательность Дублина – это пабы. Весь старый город – различные кабачки. Ирландский интерьер, очень чисто, для пивнух. В некоторых предлагают какие-то редкие, мне неизвестные сорта, может быть местные, сваренные в небольшой пивоварне, как это делается в немецких деревнях. Гинесс – это слишком тривиально. Гинесс – это лицо города. На автобусе  мы проезжали мимо пивного завода, где его варят. Около него бродило много туристов,  и экскурсия туда в былые времена была бы довольно занятной. Гинесс в своё время был главным работодателем Дублина. Для своих рабочих он построил приличные дома, с детскими садиками и школами, как сказал гид, довольно дальновидно, начинался 20 век с его революциями.

Ещё Дублин запомнился своим Сити. Новые офисные здания, по площади и конструкциям похожие на лондонские, только в несколько раз ниже.  Как будто хотел Дублин стать Лондоном, но сил не хватило.

А какие двери в дублинских домах. Ни одной одинаковой. Поэма. Не знаю, что о них писал Джойс, но мне кажется, они достойны поэмы, как и люди, живущие за ними и построившие их. В Ирландии к своим писателям особое отношение почёт. Есть общий литературный музей и у каждого в отдельности. Побывать в музее Джойса не удалось. В другой раз, когда дочитаю «Улисса».

  

 24 июля вторник

 

Мы прошли ещё один канал, канал святого Джорджа. Обогнули юго-западную оконечность Англии и сейчас находимся в ближайшем от Атлантики городке Пензансе. Правда, здесь нет современной марины, стоит много французских яхт в пять рядов. Мне в первый раз пришлось видеть, как в несколько рядов швартуются яхты. Всё опутано верёвками и на каждой яхте своя команда, да ещё местные мастера помогают, бегают по яхтам. Порт старинный ещё 18 века, но тесный и для отдыха и подготовки к переходу не удобный.

Для того, чтобы выйти на берег, всё время приходится  ходить по чужим яхтам.  По нашей тоже сейчас ходят. Да и на берег не сходишь, а залезаешь по вертикальной лестнице.

Переход от Дублина до Пензанса  всего 250 миль, но был интересным и дался нам с трудом.

Вышли с попутным ветерком и по Ирландскому морю неслись со скоростью 6 узлов. Но  к выходу из моря мы подошли во время прилива, когда массы воды из океана пытаются попасть в Ирландское море через узкий пролив и к тому времени ветер переменился на встречный. Бедный наш дизелёк. За 12 часов мы прошли всего 7 миль.

По прогнозу обещали переменные ветра с дождями, но несильные. К вечеру ветер переменился, но силу постепенно набрал до штормового. Штормовое предупреждение передавали, потом отменяли, но у погоды были свои планы. И мы весь вечер, ночь и утро двигались с сильным попутным ветром и большой волной. Если в Северном море вовремя шторма ветер был встречный, и мы никак не могли подойти к Шотландскому берегу, то здесь я получил другой опыт, и даже казалось, что мы можем пронестись мимо Англии прямо в открытый океан.

Несли вахты по 2 часа. Не успели вовремя взять второй риф, и всю ночь пришлось сильно нагружать такелаж. Волны, как и во всех здешних морях,  беспорядочные и всё время приходилось отруливать, чтобы яхту не привело к ветру и не положило на бок. Причём волны подкрадывались то с одной, то с другой стороны. Потом я даже по шуму сзади начинал чувствовать приближение высокой. Впереди я видел, как  волны  разных направлений с пеной встречаются, и, когда это происходило чуть сзади яхты, то приходилось угадывать, на какой борт будет кренить яхту. Один раз совершенно неожиданная волна подкралась с боку и окатила с ног до головы. Пару раз приходилось наваливаться  со всей силой на румпель, чтобы яхту не развернуло. Ночи сейчас стали длиннее и во тьме, когда не видишь волн, приходилось быть ещё внимательней.

Ближе к мысу, который нам нужно было обогнуть, ветер зашёл так, что мне приходилось вести яхту в фордевинд и следить с одной стороны, чтобы не сносило на мели, а с другой, чтобы не перебросило гик на другой борт.

До юго-западной оконечности Англии донеслись быстро. Были сомнения, какой будет ветер за поворотом. Нам дальше надо было на восток. Во фьордах мы насмотрелись, как ветер меняется в зависимости от направления фьорда. Но сегодня он поступил так, как и положено. С подветренного берега ослабел, волна уменьшилась и мы под двигателем дошли до Пензанса . 

 

28 июля суббота

 

Вчера ездили на поезде в Плимут – яхтенную столицу Англии. Поезд шёл 2 часа. За окном всё время мелькали поля с коровами и овцами, овраги и перелески. Заметили, что совсем нет садов и «огородов» (не сажают почему то овощей в этих краях). Англия  уже примелькалась и особенных впечатлений не производит как в первые дни. Всё те же серые аккуратные домики с небольшими палисадничками и внутренними двориками.

Плимут, как и любой город, произвёл лучшее впечатление в своей исторической и старинной части. Вдоль  набережной, у яхт-клубов, много ресторанчиков с морской кухней, магазины сувениров и даже заводик по производству Плимутского джина. Туда можно было сходить на экскурсию.

В королевском яхт- клубе большой магазин, где мы купили карты и кое-что для яхты.

Много книг по яхтенному делу, глаза разбегаются. Купил учебник метеорологии.

В Плимуте старая крепость используется по назначению. Там стоит какая-то артиллерийская часть.

В бухте проходила парусная гонка, а на набережной пацаны купались и прыгали в море с вышек. Шёл мелкий противный дождик, туман, а им хоть бы что. 

В порту по соседству с нами стоял англичанин, у которого команда уехала, а он хочет в этом году перегнать яхту в Португалию. Предложил нам двигаться вместе, если мы поможем ему хотя бы одним человеком. Яхте его 27 лет. Строил сам.  Но теперь решил перегнать её в более тёплые страны.

К нему можно было оправить только меня, но тогда на нашей яхте нагрузка на всех остальных бы сильно возросла, а мы и так уже немного устали и хочется дойти до финиша без приключений. Как-нибудь в другой раз. Хотя, когда познакомились поближе, (он на вид мой ровесник) мужик вроде неплохой и яхтсмен опытный. Захотелось помочь. Но…

Утром он ушёл один. Теперь до Бреста. Сказал, что надо будет ему съездить на работу на 2 недели, а потом вернуться в Брест гнать яхту дальше.

Сколько мы уже встречали таких одиночек.

Перед выходом в Бискайский залив решили пополнить запасы таблеток от морской болезни. В аптеке мне сразу предложили на выбор несколько вариантов, но при этом попросили рецепт. Мои попытки объяснить, что в России подобные таблетки отпускаются без рецепта внимательно и сочувственно выслушивались, видно было, что персонал понимает нашу проблему, но решиться на потенциальное отравление российских моряков никак не может. Наиболее сердобольная продавщица подсказала мне ход наводящим вопросом, о том, а какие мы таблетки принимали раньше. При слове «Драмина» она чуть ли не подпрыгнула от радости и побежала к менеджеру доложить, что эти русские ели «Драмину» и ещё живы. Продали мне под «Драмину» самые дешёвые из предлагавшихся таблеток.

 




?

Log in

No account? Create an account