Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

Previous Entry Share Next Entry
О Володе Ивянском
В горах
shchsg
 

    Одна из причин, которая тянет меня в горы, или, даже скорей в их предгорья, - это ожидание встречи с новыми интересными людьми. Каждый год, встречая в альпинистских лагерях таких людей, я обогащаю себя их жизненным и спортивным опытом. Будучи молодым альпинистом, каждый их рассказ, слово или совет я впитываю в себя, перевариваю и откладываю в свои «кладовые», веря и не сомневаясь в их полезность. Когда начинаешь жизнь с чистого листа, удобно, отбросив ненужную предвзятость, и опираясь на чужой опыт, делать первые шаги в новом для себя деле.     В этом году Владимир был одной из наиболее ярких личностей в нашем лагере.

Обычно в базовых лагерях особое внимание привлекают заслуженные альпинисты. Их рассказы о былом, прогнозы и планы на восхождения для новичков вроде меня являются основной «пищей», переварив которую, можно почувствовать себя уверенней перед стоящей перед тобой задачей. Я жил с Володей в одном домике. Его рассказы об авиации занимали всё моё внимание, и в первые дни в горах, вопреки обыкновению, я больше размышлял о небе.

    Неожиданно по-другому я стал чувствовать себя в самолёте. Мне часто приходится пользоваться этим видом транспорта и, как правило, в полёте меня не покидает чувство неуверенности и страха за свою жизнь. Одна из тех редких ситуаций в жизни, когда от тебя ничего не зависит и в которой можно полностью перепоручить свою жизнь Богу. Во время полёта из Душанбе я не заметил у себя знакомого животного чувства страха, обычно заглушаемого молитвами. Кроме мистического объяснения Володиного незримого присутствия в голову ничего не приходило.

    Володя рассказывал мне, почему он не берёт с собой в походы фотоаппарат. Воспоминания и пережитые при этом чувства для него были важнее, чем фото типа «Я и гора».

    Мне сейчас тоже совсем не надо пересматривать фотографии, чтобы увидеть его перед собой, воодушевлённо рассказывающего о своём новом проекте.

    После встречи с Володей мне показалось, что моя, каждый год откладываемая мечта о небе, может в этот раз оказаться реальностью. Энтузиазм, с которым мне он рассказывал о своём опыте авиатора, доброжелательность и уверенность в том, что освоить полёты на малых самолётах может каждый желающий, не давали мне возможности откладывать своё обучение. Надо было только найти время, чтобы приехать к нему на аэродром.    

    Мне показалось, что с его неиссякаемым оптимизмом для него не существует непреодолимых проблем. Энергия, так необходимая в горах, генерировалась у Володи как будто из космоса. Только один раз на спуске, после восхождения на пик Корженевской он начал отставать при переходе в базовый лагерь. Оказалось, что ботинки сильно намяли ему большие пальцы ног.    

    На всех наших выходах он неизменно шёл в голове нашей небольшой группы. Физическая подготовка позволяла Володе легко преодолевать все трудности восхождения. Нам запомнились его рассказы о многочасовых лыжных и беговых марафонах в Подмосковье. По сравнению с ними  мои тренировки теперь предстают мне не более чем лёгкими разминками. Пару лет назад я пытался организовать группу любителей бега по субботам, но до встречи с Володей, далее часового бега трусцой моей фантазии не хватало. Сейчас и в этом направлении у меня происходит «переоценка». Зайдите и почитайте http://www.100km.ru/  

     Мне рассказывали о базовом лагере на поляне Москвина, как о месте, где в просторной столовой по вечерам всегда слышны песни, хорошие и разные. Так вот оказалось, что нет. А вот на первом нашем акклиматизационном выходе именно в нашей палатке на высоте 5100 метров эти песни не смолкали. Запевалой в нашем хоре был Владимир. Мы поддерживали его, как могли, и разошлись по палаткам довольно поздно. Много песен Булата Шавловича знал и любил петь Володя.

     Ни одного дня отдыха, когда мне хотелось просто полежать и никуда не двигаться, он не провёл, чтобы не «побегать». В Людин день рождения, когда мы чинно расписывали пульку, он успел сбегать на «пыльную поляну» и в подарок притащил ей несколько пиритовых «самородков».

     Несколько дней я в Москве. В кругу институтских друзей и родственников мне не перестают задавать вопрос: «Зачем? Зачем мы ходим в горы, если это бывает смертельно опасно?» Мне очень трудно ответить на него тем, кто ни разу в горах не был. А среди тех, кто был, разговоров на эту тему никто не заводил. У каждого был для себя свой ответ.


?

Log in