?

Log in

No account? Create an account

Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

О суеверии и не только
В горах
shchsg
Ещё раз, спасибо всем, кто следил за нашей экспедицией, переживал за нас и вместе с нами радуется возвращению.
Нет смысла сгущать краски и представлять высотные восхождения, как нечто катастрофическое. При должной подготовке, наличии современного снаряжения, адекватной оценки своих возможностей и наличии здравого смысла можно вполне безаварийно проходить альпинистские маршруты. Конечно, всегда есть элементы случайности, обвалы сераков, сход лавин, камнепады, но и эту вероятность можно свести к минимуму, если относиться к горам с должным уважением, знать их и любить.
В жизни всегда есть место для подвига, но свои походы в горах и на море я никогда к этой категории героической деятельности не отношу. Нет ничего героического в подъёме на вершину. Трудности, которые при этом приходится преодолевать и терпеть известные лишения - всё это не что иное, как собственный выбор человека, по одному ему известной причине, выбравший такой странный способ времяпровождения. Пока числится без вести пропавшим калужанин Петлицкий, оставшийся на 5800, когда мы бежали вниз от непогоды во втором акклиматизационном выходе. Сильный и опытный мужик, в прошлом году с товарищем сделавший траверс пика Корженевской. Через десять дней на склонах Победы мы не увидели никаких следов его пребывания. Есть вероятность, что он мог спуститься на китайскую сторону горы. Узнаем ли мы, какой у него был план, когда он решил остаться на горе один? Победа – самая сложная гора, из тех, на которые мне вздумалось подняться. Сложность не только в дальнем подходе, лазании (хотя и по провешенным перилам) на ледопаде и ребре, длинном траверсе по гребню от Важи до «Обелиска», но, главное – в непредсказуемости погоды, внезапных снегопадах и сильных ветрах. Конечно, мы смотрели прогнозы, и они, как правило, сбывались. Вот только бывало, что сбывались они на день раньше, а оказаться в непогоду на восхождении, это значит с большой долей вероятности лишиться возможности быстрого и безопасного спуска. Поэтому большое внимание Николай уделял наблюдениям за местными признаками (такие, как «облако-линза» над Ханом или Победой). Я не суеверен. Но, теперь можно посмеяться над своим «суеверием», которое начало проявляться после «Метели». Дело в том, что ещё до прилёта в базовый лагерь, я раздавил монитор своей электронной читалки. Была тайная надежда дочитать, начатого в плавании зимой, «Улисса ». Сергей Рогачевский завёз в базовый лагерь целую аналоговую библиотеку. В ней оказалось несколько книг Владимира Сорокина. Среди них злополучная «Метель». Я прочитал этот мутный, как мне показалось наркотический бред, посочувствовал автору и героям книги, попавшим в бесконечную метель, и погода на Иныльчеке вдруг стала становиться похожей, на ту, на фоне которой разворачивались события в книге. Вспомнилось, как мы посмеивались над капитаном яхты Санкт-Петербургского яхт-клуба «Нева» в походе по Балтике, когда он, увидев в руках у одного члена команды зачитанную книжку о морских кораблекрушениях, пытался добиться её списания. Тогда и книжка осталась на борту и примета не сбылась. У нас с «Метелью» всё получилось. Вот и не верь теперь приметам! Я в Бишкеке. Завтра утром буду в Питере. Тогда попробую начать иллюстрироватьCollapse )