?

Log in

No account? Create an account

Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

4, 5 и 6 день
Портрет
shchsg
Ещё три дня из жизни арестантов.




24 марта День 4

Воскресенье. С утра к харбормастеру – тот отправил по вчерашнему адресу в иммиграцию. Оттуда меня к харбормастеру снова. Отговорка теперь – воскресенье, начальство отдыхает. Договорились начать переговоры завтра, в понедельник с утра.
Олег слазил на мачту, закрепил антенну спутникового телефона по своему. Посмотрим, сколько продержится. Задул ветер с востока, нам, стоящим у стенки в корму. Давно у стенки не стояли. Забыл перевесить кранцы на шпигаты. От сильного наваливания оборвался винт талрепа на нижнем леере, где были кранцы навешаны. Перевесили, тарлреп слегка починили. Оставшегося винта хватило, чтобы леер натянуть.
За год износил трое шортов. Старых. После обеда из одних джинсов сделал новые шорты, двое рабочих зашил и заштопал. Протираются все на самом рабочем месте, сидячем.
Вечером собрание кинокружка. Закончили тему с Феллини, Репетиция оркестра. Тем, кто досмотрел до конца призовой мультик по сказкам Шергина и Писахова


25 марта День 5

Понедельник. Рабочий день, есть надежда, что что-нибудь прояснится.
С утра меня сводили к главному начальнику иммиграционной службы, который так и не смог мне дать телефон, чтобы позвонить в Россию или в посольство, чтобы сообщить о нашем задержании. Зато вызвал агента, который привёз нам фрукты-овощи по списку. Из фруктов только апельсины. Лепёшки вкусные, картошка, капуста, помидоры.
В обед пришли три катамарана и одна яхта из Джибути. Встали на якорь. На каждой по паре человек. Олег заметил, весьма пожилых. Сейчас на рейде стоят яхты из США, Сербии, Австрии, Мальты, Германии, и мы из Великобритании. Полный Интернационал.
К нам подъехал парень с ближайшего катамарана, оказался из Сербии. Я рассказал о нашей проблеме и попросил телефон позвонить. Дозвонился Мише, сообщил о нашем задержании и попросил позвонить в российское консульство в Эритреи. Оказывается, он уже написал туда письмо. Дамьян, так зовут парня, сообщил, что они останавливались на якорь, но у них никаких проблем не было. А также сообщил ближайший прогноз погоды: ближайшие дни будет дуть встречный ветер 25-30 узлов. Так что и спешить нам особо некуда. И поэтому они не встали у стенки, сильно наваливает нас. Хорошо, что мы нашли две кранцевые доски, стенка пирса обнажается при отливе, и ракушки на ней могут кранцы повредить.
После обеда приехали военные. Порадовались, что у нас есть еда, и, наконец-то, сообщили, почему нас задержали.
На острове, где мы встали на якорь, оказалась старая советская база. А мы туда припёрлись. Военные, видимо, долго смотрели, пока Олег под воду не полез. Оказывается, там какие-то артефакты под водой от наших военных остались. И, узнав, что мы русские, военные забеспокоились, подъехали к нам и начали звонить на материк. Оттуда и поступила команда нас доставить в Массаву под охраной и, как говорят, с этим связана наша проверка.
Хоть какая-то определённость.
К вечеру ветер усилился и стоять у стенки стало совсем не комфортно. Верёвка на досках перетёрлась о бетонную стенку и за кранцы стало беспокойно. Перешли на якорную стоянку.
Сегодня в кинозале Бергман, «Земляничные поляны».

26 марта День 6

Вторник. На берег не выходил. Завтра с утра пойду. Обсуждал с Олегом, какую роль играть. Обычно, перед представителями властей сгибаюсь в три погибели, винюсь начальнику и прошу не обижать старого. Здесь - не понятно. Пытаюсь изображать независимого капитана, требую объяснений и ясности и возможности связаться с кем-нибудь. Думаю, бестолку. У них свой сценарий, где для нас уготована роль статистов.
Не люблю военных, а кгбшников особо. Нельзя ни одному ими сказанному слову верить. Так вчера и не позволил позвонить ни в консульство, ни домой. Хотя несколько минут назад говорил, что только он может это позволить. Ничего не сказал о сроках окончания проверки. Остаётся только ждать.
Перебрал бумаги, документы. Надо копии паспорта сделать, заканчиваются. Перебрал полки в каюте, продолжается война с тараканами.
После обеда вернулись с берега наши соседи. Дамьян, наш добрый сербский друг, прежде чем на свой катамаран вернуться заехал к нам, узнать, как дела. Попросил ещё раз воспользоваться его интернетом, написать письмо Мише, чтобы купил карту Египта и Средиземного моря. Я думал это сделать во время стоянки в Суакине, где, говорят, хороший Интернет, но может, на заход туда у нас уже не будет времени. У Олега работа в мае намечалась, экспедиция. А сколько мы здесь проторчим, не известно.
Сегодня в кинозале «Седьмая печать», заканчиваются дни Бергмана.

Галс первый
Портрет
shchsg
13 апреля, суббота

Часть ночи, при слабом ветре, прошли по курсу под двигателем, когда ветер чуть усилился, поставили паруса и пошли куда ветер дует. В полдень – курс 10-20 градусов. При таком курсе до берегов Саудовской Аравии 100 миль. Если протянем такой галс, то Суакинские рифы останутся позади, и можно будет длинный контргалс сделать до Порт Судана.
Заходить туда, наверное, не будем. Эритрейский военный, который провожал нас, рассказывал о революционном подъёме суданского народа, в котором лично убедиться не особо хочется. О революциях и войнах знаю только по книжкам. Ни в одной, даже самой что ни есть революционной, ничего хорошего об этом массовом мероприятии не прочёл. Вспомнили с Олегом, что и в нашей стране, в наше время народ баррикады возводил. Но, я даже на футболе, где собираются тысячи мирных граждан давно не был, не то, что на баррикадах.
Жаль Олега. Нашей главной целью в этом походе было понырять на суданских рифах. Поэтому и спешили мы так в Суакин, чтобы оформить там разрешение на плавание. Шли с опережением графика на две недели.
В моём плане всего перехода 24 апреля должны были бы приехать мои друзья в Хургаду. Сейчас не известно, когда мы туда доберёмся. Всё будет известно после первых двух дней стоянки в Порт Галибе. (когда мы ещё туда придём?) Может, мы там сделаем смену команды. В городе есть международный аэропорт. (Миша, позвони, пожалуйста Борису, обсуди с ним. С Олегом мы ещё ничего не решали)
Написал Мише, чтобы он связался с мариной Порт Галиба. Я думал это всё сделать в Суакине, где должен был быть хороший Интернет. (Евгений с «Ладоги» сообщал). Теперь мы в море, Суакин уже проехали.
Постоянно из дымки выползают пароходы. В эфире всегда кто-то есть, но нас обходят стороной, ни разу не приходилось менять курс, чтобы разойтись.
До берегов Аравии 40 миль. Ночью, если ветер не изменится будем галс менять.

За стуки по лагу прошли 120 миль

Наши координаты: 18.36С 39.46В