?

Log in

No account? Create an account

Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

Previous Entry Share Next Entry
Ответы на комментарии
Портрет
shchsg
Идём под мотором.
Так уж, у меня бывает. Похвастаешься, и вот… За 600 миль от Кембридж Бэя до Тука израсходовали 130 литров солярки. По прогнозу ближайшие дни должен был дуть свежий попутный ветер. Я сказал Саше, что простой штурманский расчёт показывает, что наших запасов хватит до Сан-Франциско. И тут же добавил: «Везёт нам Петрович, кто из нас дурак или пьяница?» Бывают же «Корабли дураков», О них даже романы пишут. Оказалось, что мы не дураки. Один из читателей в комментариях назвал нас словом покрепче.
Так что не повезло с ветром. И, когда заговорил об удаче, три раза не постучал, не поскрёб и вокруг оси не обернулся. Теперь вот по клавишам стучу, вместо того, чтобы шкоты дергать.
Читатель, заклеймивший нас позорным словом (страшно даже его произносить), возмущен тем, как мы вторгаемся в дикую природу со своим фотоаппаратами. Беспокоим мишек и тюленей на льдинах, гоняемся за китами. Каюсь, я делаю это не первый раз. В метках на правой стороне страницы моего журнала есть одна под названием «Фотоохота». Когда то я много времени провёл с орнитологами, пытаясь сфотографировать птиц. Моему товарищу нужны были фотографии белоспинного дятла для отчёта. Скажу, что сфотографировать животное намного сложнее, чем его подстрелить, Как говорит мой друг, известный подводный фотограф, чтобы сфотографировать рыбку, надо вначале с ней просто поплавать, подружиться. Под водой легче. Здесь человек не в своей стихии и не нанёс ещё катастрофического урона животному миру, как это он сделал на земле, уничтожая полностью некоторые виды. На суше животные бегут от человека. Доказать им, что ты пришёл с добрыми намерениями очень трудно.
Здесь, на севере, мы мало видели нехороших людей, вроде нас, которые нарушают покой диких животных, тыча им в нос своими объективами. В основном, вечерами мы видели местных вечером садящихся в лодки и вооруженные карабинами, а утром продающими свою добычу. Здесь на каменистой почве, за короткое лето трудно вырастить овощи. Не видели вообще ни одной теплицы. Всё, чем можно пропитаться – это животные и рыба. Много изделий для туристов из шкур тюленя. В каждом посёлке многие дома украшены трофеями, возможно, на продажу. Наши фото, надеюсь, не нанесли большого урона окружающей среде. А вот многих животных, которыми раньше славились эти места, мы увидеть не смогли. Только черепа, шкуры, рога и копыта.
Читатель, которого так возмутило наше нахальное поведение при встрече с животными в дикой природе, наверное, из разряда людей, (антоним от слова, которыми он нас назвал, я не знаю), и которых я назову Благородными. Эти люди, в отличие от нас мудаков, предпочитают смотреть на дикую природу на экране телевизора, водят своих детишек в зоопарки, зоологические музеи и даже в цирки. Для них передачи в телевизоре делают те же моральные уроды с видео и фотокамерами, чучела в музеях специалисты за бабло, а книги пишут писатели ради славы. Благородные питаются мясом, выращенным для них другими людьми, пьют молоко, добытое из животного без лишнего беспокойства и трескают сало из поросенка Борьки, приготовленным особым, безболезненным для него, способом. Они даже рыбу не обидят своими блеснами, а купят в магазине откормленную на комбикормах в норвежских садках. Да что там рыбу! Дикие грибы из лесу в рот н полезут, потому что, пока были сорваны, много травы и мха под ногами было помято и комаров на лице прихлопнуто. То ли дело шампиньоны в супермаркете!
Нет, если позволят обстоятельства, я своих внуков поведу не в зоопарк, а в саванну Танзании и Ботсваны, акул будем кормить на рифах Судана, а в водах Папуа смотреть, как один осьминог пожирает своего младшего собрата, и, забравшись ночью в трюм затонувшего корабля в Вануату, смотреть, как светящиеся рыбы создают вокруг тебя свою новую вселенную. На Галапагосских островах будем трогать шершавую кожу китовой акулы и смотреть как олуши и фрегаты высиживают своих птенцов, в нескольких метрах от тропы, совершенно не обращая внимание на человека.
О том, как мы покупали оружие, я рассказывал. Это было в Номе. В магазине при заправке. Гладкое было только одно. Остальные – карабины разного калибра. Российские карабины были представлены на отдельном стенде. Для покупки не требовалось никаких документов, так же, как и не выдавалось. Патроны в Гренландии продаются в супермаркетах рядом с хлебобулочными изделиями. В стране охотников – это повседневный товар.
При въезде в Канаду, в Понд Инлете заполнил декларацию о ружье. При выходе её отдал и её при мне уничтожили. Всё.
У меня дома в сейфе – два карабина и гладкоствольное ружьё. При последнем продлении лицензии на их ношение я спросил в отделе о том, как мне бы вывести своё оружие на яхту, так как я планирую плавание в местах, где оно будет необходимо для самообороны. Мне ответили – никак. Объяснили, что вывоз оружия разрешён у нас только на соревнования и охоту при наличии лицензии с приглашающей стороны.
Сведущий человек сказал: «Вам будет проще купить оружие на месте.» Человек знал, что советовал.

Наши координаты: 70.55N 149.01W
На карте

  • 1
Спасибо.
Принято.
Вот ты на козлов всяких возбуждаешься - им, поди, и детей козлиные аисты приносят. Скажем сразу всякой пидорасне - мы возбуждали, возбуждаем и будем возбуждать этот прекрасный мир своими джипами, яхтами и самолётами.
А если всякая будет продолжать занудничать мы им заткнём рот книгой Фарли Моуэта "Не кричите волки", в которой автор более чем популярно объясняет, что большего урона местной природе, чем местные, никто не наносит, даже волки.

  • 1