?

Log in

No account? Create an account

Дела для бездельников

В лесах, горах, на море и под водой

Previous Entry Share Next Entry
Стояние в Массаве (продолжение)
Портрет
shchsg
Сегодня ночью сменили галс. Сейчас идём из Азии в Африку.
Находимся на траверзе Порт Судана. По моему плану это должен был быть четвёртый галс, но нам удалось ночью пройти по курсу под двигателем. Немного срезали.

Продолжение записей о нашей вынужденной сотянке:

"27 марта День 7

Cреда – рыбный день.
Только сели завтракать, на берегу увидели подкатившую машину. Наш друг из КГБ с каким-то свёртком.
Поехал, прихватив с собой рюкзак, в надежде, что вещички вернут. Ан, нет. В мешке оказалась рыба, которую мне офицер и предложил, и ещё несколько пачек мангового сока. Я разыграл из себя гордого, мол, паспорта бы лучше привёз. Брать подарки отказывался. Но, он пообещал (в очередной раз) приехать к четырём часам и позволить позвонить. Подумал, в тюрьме всё-таки должны кормить,
Потом подъехал Дамьян, с сообщением от Миши. Я высказал опасения по поводу того, что Демьян позволяет пользоваться его спутниковой связью, не было бы у него проблем с полицией. Он сказал, что не стоит беспокоиться.
Миша написал, что консульство занимается нашей проблемой, и им сообщили, что задержаны мы за нарушение государственной границы.
Спросил у Дамьяна, как там на воле, что в магазинах. В магазинах - пусто, в городе народа не видно. Многие уехали из страны, в которой не могут пропитаться. Хорошо, что корм из рук нашего тюремщика взял. Пока, продукты есть.
Офицер во вторник назвал меня безмозглым капитаном. Ну, не совсем так, помягче. «Вы же капитан, должны думать, куда заходите».
Я действительно усомнился в своём здравомыслии, и включил картплоттер (его не увезли). Ещё раз посмотрел навигационные предупреждения в этом районе. Их два: глубины, указанные на карте могут не соответствовать указанным, потому что плохое картографическое обслуживание, и в проливе бывает сильное течение до 3 узлов. В лоции тоже ничего о запретах. Обычно, прокладывая маршрут, пользуюсь имеющимися картами и лоциями. Много информации бывает от сообщений яхтсменов, побывавших в странах и портах, куда я собираюсь, на Noonsite. До нынешнего случая информация оказывалась достоверной, и, как правило, достаточной.
Проходя Баб Эль Мандебский пролив, заманчиво было зайти на остров с уютной на вид гаванью. Но на карте предупреждение: район запрещён Йеменскими властями для захода. Или дальше по маршруту. Между Суакином и порт Суданом есть нефтяной терминал в канале между рифами и берегом, где было бы удобно идти в случае встречного ветра. Но, там тоже предупреждение. Для прохода нужен пропуск, поэтому придётся идти мористее. И так далее. В каждой стране есть запрещённые для плавания во внутренних водах районы, но они указаны на карте и мы туда не заходим. Тут что-то не сработало. То есть, как раз сработало: у военных есть работа, у нас – биг, как они говорят, проблема.


28 марта 8 день

Вчера в назначенное время офицер, обещавший приехать с телефоном и позвонить, не появился, и сегодня я после завтрака пошёл в иммиграционный офис ещё раз попытаться связаться с посольством. На этот раз мне уже без всяких обещаний сказали, что наша проблема связана с военными и они ничем помочь не могут. Вчера Дамьян предложил ещё раз воспользоваться его телефоном, но я понадеялся на офицерское слово.
Сегодня компания наших соседей по стоянке отправилась в Асмару, в столицу. Вернутся, наверное, к вечеру. Попробую связаться с Мишей, узнать телефон консульства и позвонить туда. Вряд ли что скажут. Олег во вторник, увидев едущую машину с сопровождением, подумал – посол к нам едет. Ага. Военные сказали, что зря мы до посла дозвонились (они так думают), мол, это усугубило нашу проблему.
Есть, наверное, посольства помогающие своим, но, мне такие не встречались. Общались в Мексике, на Кабо Верде команда катамарана «Русь» тоже делилась своим опытом. Как и мы они остались без помощи.
Только я вспомнил о наших, как к нам подъехала рыбацкая лодка с военными, одетыми в гражданское и встала в двадцати метрах на якорь. Я пытался сесть в тузик и выехать на берег, закричали, замахали руками. Подъехал к ним, ни слова по английскому наши конвоиры не знали. Через час они сменились и до вечера у лодки несла вахту другая двойка.
Я подумал, что дело наше принимает худший оборот. Раз нам уже не разрешают на берег выходить, то и до настоящего ареста тут не далеко.
Пообедали по расписанию, в два. Около трёх я выглянул в кокпит и сразу заметил стоящий на берегу за забором белый автомобиль и человека подающего нам знаки руками. Догадался, что это посол, но наша охрана встрепенулась и категорически запретила подъехать к берегу для переговоров. Теперь стало понятно, для чего они здесь.
Покричали друг другу. «Как здоровье?», «В порядке, еда есть», «Понял».
Охрана была снята только вечером, в семь.
В это же время вернулся Дамьян с друзьями с экскурсии, и , конечно, заехал к нам поинтересоваться.
Я рассказал о конвое и предупредил, что в такой ситуации снами общаться опасно. Он согласился. Завтра их компания выходит в Суакин. Есть два дня погодного окна, когда северный ветер стихает. Нам бы тоже с ними.
Сегодня - кино про море «В одиночку».

29 марта 9 день

Утром, четверо наших соседей по стоянке оформили выход и отправились дальше, в Суакин.
Дамьян заехал к нам перед уходом, передал немного замороженной махи-махи и сообщил, что есть сообщение от Миши. Предложил после их выхода связаться на 69 канале.
Когда их катамаран выходил из порта, Дамьян зачитал письмо по-русски. Наше посольство занимается нашей проблемой, дело может рассматриваться до 2 недель. Одна неделя прошла. Будем надеяться, что через неделю нас отпустят. Попросил передать, что у нас всё в порядке, кроме того что…
Только сели на дневной просмотр (решили за сегодня осилить «Подводную лодку»), как наша охрана привезла высоких гостей. Оказалось, что один из них – генерал. (Так нам позднее охранник сообщил). Ничего нового. Мы нарушили правила нахождения во внутренних водах. Особенно – ныряние в неположенных местах. Я попробовал оправдаться тем, что на картах и лоциях нет никакого запрета заходить на этот остров, и, что ныряние было связано с осмотром подводной части, но генерал в ответ сказал, что его работа закончена, и сейчас нашим нарушением занимается правительство. Как скоро оно закончит дело, неизвестно.
Я, как обычно заныл о том, что у нас нет контакта ни с родными ни с посольством. Генерал ответил заверением, что после завтра он заедет к нам с телефоном и сможем позвонить своим. Посол о нас уже знает. Порадовался за нас, что мы не в тюрьме сидим за столь строгое нарушение.
Спросил о наших нуждах. Зная, что возможно ещё неделю нам здесь жить придётся, написал список продуктов, которые у нас заканчиваются. Привезли, что нашли в магазинах. Яйца, морковь, апельсины, перезревшие бананы, хлеб. Всё остальное, пока есть. В нашем списке было мясо, но, видимо сегодня с ним трудности.
Военные, что привезли нам продукты, приказали нам перейти на другую якорную стоянку, к их военно-морской базе. (Надо будет сфотографировать). Видимо вчерашнее бдение на рейде подорвало силы моряков. Лучше за нами следить с берега. Заверили, что каждый день будут к нам приезжать и справляться о нужде.
Странное задержание. Мы видим только внешнее проявление, с каждым днём меняющиеся к нам отношение. С одной стороны поставили охрану, запретили выход на берег, с другой привезли продуктов, высказывают готовность помочь и просят не беспокоиться. Знать бы, что в эритрейских службах в эти дни происходит, кино можно снимать. А может быть самим придумать?

После обеда ещё раз приехали, привезли только что освежёванного козла. Пришлось прервать просмотр кино (длительность 5 часов), разделали, чтобы в морозилку положить. Теперь два холодильника у нас задействованы.
Вечером – «Карьера Димы Горина». Далёкий от соцреализма, добрый фильм.


  • 1
Привет. Мы рады за вас и что всё кончилось хорошо.
А на чём ты делал эти записи ведь у вас вроде всё отобрали?
Побольше вам попутного ветра!

  • 1